Прокат:  339.08  0% const   Сталь:  136.63   0% const
23 Ноя. 2022
Как "Северсталь" приспосабливается к изменениям
Российские сталепроизводители в текущем году столкнулись с вызовами, которые серьезно ударили по отрасли - ослаблением внутреннего спроса, укреплением курса рубля, логистическими и торговыми ограничениями. Как "Северсталь" приспосабливается к изменениям и пытается минимизировать операционные потери, в интервью "Интерфаксу" рассказал заместитель генерального директора компании по продажам и операциям Евгений Черняков.

- Компания в третьем квартале существенно нарастила продажи за счет спроса со стороны стройки и энергосектора. В текущем квартале поддержку также окажут эти две отрасли?

- В четвертом квартале эта тенденция сохраняется. Мы продолжаем наблюдать достаточно устойчивый спрос со стороны инфраструктурных проектов и, если смотреть комплексно, то видим устойчивый внутренний спрос в среднесрочной и, возможно, в долгосрочной перспективах.

- Когда вы говорите про инфраструктуру, о каких именно проектах идет речь?

- В контексте "Северстали" инфраструктурные проекты - это стройка, начиная от дорог и дорожной инфраструктуры, энергетическая и портовая инфраструктуры. Например, когда строится трубопровод, вокруг него воздвигаются сопутствующие инфраструктурные объекты, поэтому отдельно трубы как сектор мы сегодня уже не выделяем, а смотрим в рамках общей инфраструктурной стройки.

Есть ряд государственных проектов, проекты естественных монополий, которые уже объявлены, под которые есть финансирование. И мы на них сильно рассчитываем - не только "Северсталь", а вся наша отрасль. Например, проекты "Газпрома" как по развитию сети магистральных газопроводов, так и по переработке газа. Ждем новых крупных закупок с их стороны.

- Помимо "Газпрома" кто еще поддержит спрос на продукцию "Северстали" со стороны нефтегазового сектора?

- На мой взгляд, наши естественные монополии научились эффективно управлять закупками, убрав большинство посредников. Кроме того, они стали закупать "в низкой фазе рынка". Сегодня цены в России на основные сырьевые материалы и сталь на минимуме, компании очень удачно закупаются большими тендерами по текущим ценам. Надо отметить эффективный менеджмент естественных монополий в этой части.

Если говорить о потребителях нашей продукции, то, например, мы начинаем производство труб большого диаметра на Ижорском трубном заводе для "Транснефти".

Сегодня "на радаре" у нас в общей сложности находится около двух десятков проектов. При этом мы готовы брать на себя роль комплексного, интегрирующего поставщика.

- Что это означает? Вы берете на себя также монтаж и сервисное обслуживание?

- Речь прежде всего идет об обеспечении потребности заказчика во всей металлосодержащей номенклатуре. При этом для нас представляют интерес и проекты, где помимо производимой "Северсталью" номенклатуры необходимо поставить иную металлопродукцию. Именно в таких комплексных проектах мы за счет своей операционной эффективности, компетенций в проектном управлении и надежной партнерской сети готовы предоставить наиболее эффективное, удобное и надежное решение. Такие решения приносят максимальный эффект заказчику, когда наша команда подключается на ранних этапах проекта и предлагает различные варианты технических и сервисных оптимизационных решений.

- Вы уже смогли понять, придется ли компании пересматривать свою продуктовую корзину в новых реалиях? Несмотря на то, что на российском рынке стальные производственные мощности превышают внутренний спрос, вы видите перспективные отрасли, которые пока не закрыты полностью российским металлом?

- По ряду направлений продуктов мы даже видим, что может возникнуть дефицит. Но это при условии, что все ожидаемые проекты будут реализовываться с учетом объявленных планов.

- О какой продукции идет речь?

- Мы предполагаем, что на горизонте 2023-2026 гг. будет дефицит мощностей у заводов металлоконструкций. Дефицит именно качественных тяжелых металлоконструкций для крупных инфраструктурных проектов. Мы видим хороший спрос на рынке.

Заводов металлоконструкций в России много, но таких, которые способны обеспечивать требования крупных нефтегазовых компаний - пересчитать по пальцам одной руки.

- "Северстали" придется под этот спрос "перепрошивать" свои производственные мощности или, может, диверсифицировать производство за счет приобретения новых активов?

- Мы оцениваем различные возможности. У нас есть завод металлоконструкций в Орле, и видим, что его мощностей уже не хватает. В этой связи мы активно развиваем партнерскую сеть, а также рассматриваем другие варианты расшивки узких мест.

- Какой объем продаж "Северстали" будет приходиться на этот сектор?

- По нашим предварительным оценкам, порядка 1 млн тонн.

- Сильная просадка спроса со стороны машиностроения в прошлом квартале связана с резким падением потребления автопромом?

- Легковой автопром и вагоностроение - два сегмента, которые больше всех просели. Но тут нужно понимать, что на фоне ухода международных компаний на рынке явно будет иная конфигурация, так как спрос в большинстве отраслей остался. Мы делаем ставку на спрос на сложные решения, в том числе моторные, соединительные детали и так далее.

- Нужна будет диверсификация? Уже понимаете, какая именно?

- Пока оцениваем возможности по этому направлению.

- "Северсталь", помимо проката для автомобильной отрасли, изготавливала еще штамповку - в основном для международного автопрома. После того, как все иностранные компании ушли, вы делаете ставку на отечественный автопром или штамповку для автопрома тоже придется перепрофилировать?

- Да, продолжаем рассчитывать на наш автопром, хотя у нас и была небольшая доля отгрузки в корзине продаж. Безусловно, этот рынок просел. Мы сейчас внимательно следим, как он меняется: происходит смена владельцев, начинают заходить китайские производители. Очевидно, что на среднесрочном горизонте мы можем ожидать его восстановления.

- В 2021 году, согласно годовому отчету компании, на стройку в корзине продаж "Северстали" пришлось 60% от отгружаемой продукции, машиностроение и автопром - 13%, энергетику - 5%. Вы можете обозначить приблизительную разбивку в 2022 году?

- По этому году машиностроение значительно просядет, что связано с падением рынка. Касательно энергетики, то, как я уже говорил, мы стали по-другому считать, то есть не просто смотрим на трубопроводы, а на весь комплекс с учетом инфраструктуры. Поэтому сложно говорить о сопоставимых цифрах. Но в этом году, я думаю, доля энергосектора увеличится. Стройка несколько падает в целом, но при этом наша доля заметно выросла. Если резюмировать: доля строительного сектора и энергетики увеличится, машиностроения - упадет. Соотношение будет примерно 70-15-5%.

- В прошлом квартале, согласно операционной отчетности, "Северсталь" нарастила отгрузку полуфабрикатов. Вы уже понимаете, когда сможете вернуться к докризисному формату продаж, когда существенная часть будет приходиться на продукцию с высокой добавленной стоимостью?

- Основной удар, разрушивший нашу структуру продаж, случился из-за потери Европы как ключевого рынка сбыта. Она у нас занимала достаточно большую долю, свыше 30% по итогам 2021 года. На европейский рынок "Северсталь" поставляла оцинковку и толстый лист. Могу сейчас лишь предполагать, но нам, вероятно, потребуется от трех до пяти лет для восстановления доли поставок продукции с высокой добавленной стоимостью на экспорт.

Сейчас у нас на простое агрегат непрерывного горячего цинкования, надеюсь, что вернем его в строй в следующем году. Недозагружены мощности по выпуску трубной продукции. В этом году мы восстановили после резкого падения выпуск холоднокатаного проката: он у нас серьезно просел во втором квартале, но мы его восстановили за счет строительной отрасли. Это я говорю о восстановлении мощностей для удовлетворения спроса на внутреннем рынке при базовом сценарии развития.

- Что теперь с направлением ВИЭ, которое еще недавно казалось столь перспективным? "Северсталь" являлась крупнейшим поставщиком металла для российской ветроэнергетики, как сейчас обстоит ситуация? Существенно ли просела отгрузка металла для этой отрасли и можем ли мы говорить о скором ее восстановлении?

- Ситуация в сегменте ВИЭ в этом году очень непростая. Уход из РФ крупных европейских производителей оборудования ветроэнергетических установок (Vestas, Siemens Gamesa), участвовавших в локализации оборудования и строительстве ветропарков, фактически парализовал половину рынка.

Также сильно на рынок повлияла идущая реструктуризация активов энергогенерирующих компаний. Сильный негативный эффект оказали санкции, логистические проблемы и высокая волатильность финансовых инструментов. Все эти факторы привели к приостановке или заморозке многих проектов.

Но есть и позитивные тенденции. Одной из главных является приверженность правительства РФ планам по поддержке возобновляемой энергетики. В этом году совокупная установленная мощность возобновляемой генерации в России достигла отметки в 6 ГВт, что равняется примерно 2,2% от общей мощности всех электростанций страны, есть план по вводу новых мощностей, как минимум, до 2035 года.

Также вселяет надежду, что несмотря на серьезные вызовы, ограниченный объем рынка и конкуренцию, инвесторы заинтересованы развивать ВИЭ в нашей стране. Мы не можем игнорировать технологический прогресс и глобальные тенденции энергоперехода. Думаю, что уже в следующем году рынок ВИЭ в РФ стабилизируется, появятся новые технологические решения - и мы продолжим развивать уже "независимую" возобновляемую энергетику.

- Проекты в Арктике перспективны для "Северстали" и металлургов в целом?

- Да. Например, у нас было несколько поставок ТБД в адрес "НОВАТЭКа" для строительства "Арктик СПГ 2". Мы также отгрузили для этого проекта широкую линейку продукции: арматура, метизы, сложнейшее уникальное оборудование, замещая импортные аналоги.

Еще интересный проект с точки зрения выполнения и значимости - поставка судостали и биметаллического листа для строительства ледокола "Россия".

"Северсталь" стала основным поставщиком металлопроката для строительства ледостойкой платформы, предназначенной для добычи газа на месторождении "Каменномысское-море" в акватории Обской губы. Конструкции, произведённые из хладостойких марок стали, будут эксплуатироваться в экстремальных условиях Крайнего Севера при температуре до -60°С.

Такие проекты перспективны и особенно важны, так как "Северсталь" выполняет уникальный, четко под конкретные требования клиента, заказ и совершенствует благодаря этому свои технические компетенции, развивает новые схемы работы с потребителями.

- Вы не так давно продали стивидорную компанию "Нева-Металл" из-за "изменения логистических потоков компании". Насколько серьезно изменилась логистика после ухода из Европы?

- В нашей структуре продаж свыше 30% приходилось на экспорт, порядка 90% которого отгружалось через "Неву-Металл". Сегодня у нас доля экспортного направления упала на треть, даже больше. Поэтому стало логичным выйти из этого бизнеса - для "Северстали" балтийское направление в нынешних реалиях неинтересно. Для нас наиболее актуален выход на другие направления, например, рассчитываем увеличить отгрузки в страны СНГ.

- Что сейчас вообще с логистикой, удалось ли сократить расходы, ведь из всех сталепроизводителей "Северсталь" в самом невыгодном положении с точки зрения логистического плеча, если мы говорим об отгрузке в страны АТР?

- На фоне всех пертурбаций, отсутствия страхования, все международные логистические компании ушли из российских портов, ставки и перевалка резко выросли. Это сильно ударило по нам на фоне падения цен на мировых рынках. Сейчас получше, ставки на фрахт - более-менее, и потоки пошли.

Конечно, мы вынуждены искать новые рынки сбыта, а это удлиняет логистические плечи. Ранее таких проблем не было, так как мы отправляли наш металл в Европу через Санкт-Петербург. Тогда, скажем прямо, мы не так сильно зависели от РЖД.

Сейчас мы переориентируем поставки на юг и Дальний Восток, выполнили отгрузку продукции в самый отдаленный для нас регион - на Сахалин. Конечно, нам интересно и важно увеличивать объемы поставок по этим направлениям, но повышение железнодорожных тарифов бьет по себестоимости нашего металла и, как следствие, по конечной цене продукции. Возникает вопрос - как изменить эту ситуацию? И самый очевидный ответ - переложить затраты на конечного клиента. Но нужно понимать, что на внутреннем рынке высокая конкуренция. И, если мы поднимем цены из-за выросших логистических затрат, то это ударит по нашей конкурентоспособности.

- Альтернатива РЖД есть - морские перевозки, рост доли автотранспорта?

- Конечно, будем продолжать развивать альтернативные способы доставки: водный и автотранспорт, взаимодействие с портами, клиентами и так далее. И, конечно, продолжаем вести диалог по тарифам с РЖД.
Источник: Интерфакс

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции