Прокат:  280.68  +0.35% up   Сталь:  136.63   0% const
20 Май 2019
Трубники перелоббировали нефтяников
Недавнее решение Минпромторга поддержать полный запрет вторичного применения нефтегазопроводных труб стало знаковой победой металлургического лобби, добивавшегося этого на протяжении многих лет. Успех трубников состоялся на благоприятном для их инициатив фоне крупных скандалов вокруг «Газпрома» и «Транснефти» — основных потребителей труб большого диаметра. Аргументацию трубников можно понять: регулярно наблюдая весьма творческое отношение к использованным трубам, приносящее миллиарды рублей сомнительных доходов, они одновременно вынуждены торговаться. Теперь расплачиваться за ужесточение требований к трубам придется всей нефтегазовой отрасли.

Достучались до правительства

«Использование фальсифицированной продукции создает серьезные риски аварий, в том числе в коммунальной сфере. Незаконное использование труб, бывших в употреблении, с большой вероятностью может привести к причинению значительного материального ущерба», — заявил глава Минпромторга Денис Мантуров в конце апреля на заседании Госкомиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции. В качестве решения проблемы предлагается маркировка, сертификация и обеспечение входного контроля трубной продукции, особенно в области ЖКХ.
О масштабах проблемы на заседании комиссии сообщил директор объединяющего крупнейшие трубные заводы Фонда развития трубной промышленности (ФРТП) Игорь Малышев.
По оценкам фонда, объем теневого рынка б/у труб составляет около 1 млн т в год, или около 10% трубного рынка России; доля таких труб в строительстве и ЖКХ еще выше — около 20%.
В денежном выражении объем фальсификата оценивается в 40 млрд руб. в год, а с учетом ущерба от аварий в строительстве и ЖКХ вследствие незаконного применения б/у труб общие потери экономики можно оценить в 100 млрд руб.
«За последнее десятилетие сформировалась индустрия по производству фальсификата из б/у труб — более 200 площадок по реставрации труб, отработавших свой ресурс в магистральных нефте- и газопроводах. Демонтированные трубы обжигаются для удаления нефтепродуктов и изоляции, затем им придается товарный вид, часто наносится изоляция. В продажу эта псевдопродукция поступает, как правило, по поддельным сертификатам известных трубных заводов. Некоторые „реставраторы“ оформляют собственные сертификаты, активно рекламируя в интернете свою продукцию как соответствующую требованиям качества к трубам для магистральных нефтегазопроводов и теплосетей», — заявил Малышев.
Борьба за запрет использования б/у труб шла уже давно. По словам промышленного эксперта Леонида Хазанова, на его памяти в поддержку идеи выступали уже два руководителя ФРТП, указывая, что применение «обновленных» труб чревато авариями и экологическими бедствиями. Первый шаг к запрету на использование б/у труб был сделан в 2016 г., когда Росприроднадзор отнес их к отходам IV класса опасности. После этого любое действие, совершенное в отношении демонтированной нефтегазопроводной трубы, классифицируется как обращение с отходами и требует соответствующей лицензии. В 2017 г. вступили в силу изменения в сводах строительных правил, запретившие применение б/у труб в зданиях и сооружениях повышенного и нормального уровня ответственности (в сетях водоснабжения, канализации, газоснабжения, гидротехнических сооружениях и др.). Наконец, в марте 2019 г. появилось постановление правительства об обязательном декларировании качества стальных труб для коммунальных инженерных сетей.
Незадолго до заседания Госкомиссии стало известно, что руководители крупнейших нефтегазовых компаний направили премьер-министру Дмитрию Медведеву письмо с просьбой разрешить повторное использование отработанных труб. В числе подписантов был назван главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, генеральные директора «Газпром нефти» Александр Дюков, «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов и «Татнефти» Наиль Маганов. Позиция правительства оказалась непреклонной: повторное использование «отреставрированных» б/у труб недопустимо.
«Решение запретить повторный оборот труб, безусловно, повлечет дополнительные издержки нефтегазовых компаний, но вряд ли повлияет на тарифы на газ, — комментирует Хазанов. — Хотя, казалось бы, должно быть наоборот: стоимость труб закладывается в тарифы, из сборов которых финансируется прокладка и ремонт сетей. Повторно использованные трубы менее надежны.
На сетях, собранных из подобных труб, риск возникновения аварий выше, их необходимо чаще ремонтировать. А это лишние деньги, которые берутся из карманов простых граждан.
Не лучше ли их сэкономить, поставив хорошие трубы, тем более что трубная металлургия продвинулась далеко вперед? Думается, после введения запрета историй с авариями явно будет намного меньше».

Трубный «схематоз»

Как следует из презентации ФРТП, существует четыре основных источника б/у нефтегазовых труб: «Газпром» (350 тыс. т в год), «Транснефть» (350 тыс. т), нефтяные компании (в совокупности 550 тыс. т) и бесхозные трубопроводы (50 тыс. т).
Если у нефтедобывающих компаний демонтажем труб занимается широкий круг контрагентов, то у «Транснефти» и «Газпрома» эта работа поручена централизованным операторам. В первом случае это московская «Магма», а во втором — «Краснодаргазстрой», наделенный соответствующими функциями еще в 2007 г. Спустя 3 года ему удалось охватить все газотранспортные общества, создать обменный фонд для использования труб на ремонтируемых объектах и осуществлять их поставки.
Следующий шаг был сделан в 2013 г., когда, как утверждают сотрудники «Краснодаргазстроя» в своей статье для журнала «Территория Нефтегаз», из-за непрозрачности схем сбыта, кустарных методов ремонта труб и отсутствия организации и технологии контроля руководство «Газпрома» объединило работы по отбраковке и переработке б/у труб в единый кластер под эгидой АО «Краснодаргазстрой».
После этого была определена единая ценовая база на трубы повторного применения, не превышающая 40% от стоимости новых труб, создана сеть по диагностике, логистике и переработке труб, разработано современное полиуретановое изоляционное покрытие, запущена линия по ремонту и изоляции труб в Пермском крае и т. д.
По данным официального сайта «Краснодаргазстроя», в рамках реализации Программы повторного применения труб «Газпрома» были проведены поставки восстановленных труб на объекты капитального ремонта различных «трансгазов» — в Ставропольском крае, Дагестане, Краснодарском крае, Башкирии. Партнером программы выступает также Копейский завод изоляции труб (Челябинская область) и ООО «Завод по изоляции труб» в кубанском городе Тимашевске.
На практике сфера утилизации нефтегазовых труб далека от прозрачности.
По утверждению Малышева, одной из распространенных схем является реализация демонтированных труб по низким ценам на аукционах с особыми условиями допуска (например, наличие «положительного» опыта работы с компанией, организующей тендер, наличие складских мощностей в конкретном городе и т. д.), созданными для того, чтобы тендер выиграла определенная «реставрационная» площадка.
«Старые трубы покупаются у компаний ТЭК по цене всего 5 тыс. руб. за тонну (при рыночной цене металлолома 15–20 тыс. руб.), а продаются после реставрации как б/у трубы по цене 30 тыс. рублей за тонну или как „новые“ с поддельным сертификатом за 45 тыс. руб. Таким образом, 20–30 млрд руб. прибыли в год растворяются где-то по пути от нефтегазопроводов к „реставраторам“, ведь по отчетности „реставраторы“ прибыли не получают. Это обусловило быстрый рост и распространение индустрии трубного фальсификата. Такие непрозрачные схемы поставки дешевого сырья делают „бизнес“ по реставрации дважды сверхприбыльным», — утверждает глава ФРТП.
В качестве свежего примера можно привести ставшую достоянием общественности в конце 2018 г. историю вокруг аукциона по продаже демонтированных труб ООО «Газпром трансгаз Югорск».
Как сообщал «Федерал Пресс», на торги заявились более 15 компаний, но 80% претендентов не были допущены к участию, поскольку не соответствовали одному из требований — «наличие лицензии на заготовку, хранение, переработку и реализацию лома черных металлов на территории ХМАО, ЯНАО и Свердловской области». Средняя цена тонны трубы в рамках торгов составила 6–8 тыс. руб. — кратно меньше рыночной стоимости лома черных металлов в этих регионах (15–17 тыс. руб.). Учитывая, что общий объем демонтированных труб составил 66 тыс. т, несложно подсчитать, что потенциальная выгода могла составить сотни миллионов рублей. Любопытно, что даже при таком объеме труб, выведенных из эксплуатации, на объектах ООО «Газпром трансгаз Югорск» регулярно случаются серьезные инциденты. Последний произошел в майские праздники на газопроводе Ямбург — Поволжье в районе поселка Пелым в Свердловской области, когда был выведен из строя участок протяженностью 24 км.
Наиболее резонансный скандал с б/у трубами для нефтепроводов случился в Ленинградской области при строительстве линейного нефтепровода в порту Усть-Луга в 2010–2011 гг. Заказчиком выступала «дочка» «Транснефти» «Спецморнефтепорт Усть-Луга» и оператор нефтяного терминала ООО «Невская трубопроводная компания»; исполнитель — компания «Промышленные технологии».
Выяснилось, что вместо качественных труб большого диаметра подрядчик закупил б/у, лежалые и низкосортные трубы, которые «реставрировали» на Изоляционном трубном заводе в Подмосковье, проставив подложную маркировку известного производителя.
Ущерб следствие оценило в 4,56 млрд руб., но виновные отделались, по большому счету, легким испугом. Гендир «Промышленных технологий» Павел Закревский, заключивший досудебное соглашение, по статье УК РФ «Мошенничество» получил всего 2,5 года колонии общего режима.
Справедливости ради стоит отметить, что обвинения в манипуляциях с б/у трубами звучали и в адрес крупных нефтедобывающих компаний.
«Старые трубы отдают нелегалам, которые их красят и выдают за новые», — заявлял, в частности, в ноябре 2018 г. на совещании у полпреда в УрФО Николая Цуканова врио главы Росприроднадзора Амирхан Амирханов. Но основное внимание трубников и контролирующих органов сосредоточено на «Газпроме» и «Транснефти», на долю которых приходится 70% потребления производимых в России труб большого диаметра.
Притчей во языцех недавно стала история об исчезновении 125-километрового газопровода в город Приозерск Ленинградской области, ставшая достоянием общественности в начале года, когда в интернет попала запись выступления члена правления «Газпрома» Сергея Прозорова, курировавшего в холдинге строительные работы.
«Тот позор, который вы допустили при воровстве трубы… Я не могу понять ваших дальнейших действий… Почему до сих пор не убираем потенциальную проблему, что стырят ее остатки? Чего сидим, ждем?!» — сообщил он коллегам, напомнив, что строительство стоимостью 1,8 млрд руб. было на контроле у главы «Газпрома» Алексея Миллера.
Исполнитель контракта — некая компания «Омега» — получила оплату от «Газпром инвеста» почти в полном объеме, но газ в Приозерск не пришел.
Отправившись на разведку по предполагаемой трассе газопровода, журналисты издания «Фонтанка.ру» обнаружили в нескольких местах брошенные трубы, а на ряде участков — просеку в лесу. Возможно, трубы с нее были попросту похищены, поскольку, по данным конкурсного управляющего «Омеги», на втором пусковом комплексе газопровода длиной 29 километров были произведены все подготовительные работы, поставка трубы, ее раскладка вдоль будущей траншеи и сварка в плети. Остается добавить, что Прозоров был спешно отправлен в отставку (официально — в связи с достижением пенсионного возраста), а возглавляемый им департамент исключен из состава «Газпрома». Скандал в Приозерске мог стоить должности и главе «Газпром инвеста» Михаилу Левченкову, который недавно ушел в отставку вместе с рядом других газпромовских «старожилов».

Оплатите за импортозамещение

Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что принятое решение по б/у трубам строилось на трех важных моментах: «Во-первых, в стране весьма ограниченные финансовые ресурсы и возможности. На всех «сладких пряников» не хватает, государству приходится выбирать, кто получает поддержку, а кто нет — а в ситуации со старыми трубами кто-то должен был проиграть.
Во-вторых, именно государство сегодня выступает в качестве основного локомотива роста в тех или иных сегментах экономики, без государственного вмешательства в той или иной степени экономического роста не происходит. Поэтому трубники и апеллировали к необходимости государственной поддержки их проектов и очень жаловались на то, что у них в отрасли наступает сложная ситуация из-за нефтегазового комплекса, который не готов обеспечивать трубную индустрию тем же уровнем заказов, который был в недавнем прошлом.
В особенности это касается труб большого диаметра: трубники показывали правительству панические цифры падения производства.
При этом они реализовали несколько крупных инвестпроектов по производству как труб большого диаметра, так и необходимого для него листа. Со стороны трубников логика была простой: мы построили много мощностей, у нас градообразующие предприятия, и теперь, с завершением крупных экспортных проектов газо- и нефтепроводов, что нам прикажете делать?
Третье обстоятельство тоже печально: у правительства начинает преобладать логика, что нефтегазовый комплекс — «жирные коты», которые должны за все платить. Раньше считалось, что они должны платить в бюджет (причем налоги и сборы постоянно росли). Теперь же счета предъявляют с разных сторон — можно вспомнить предложение Росгвардии взять на себя охрану нефтегазовых объектов. Мог сыграть злую шутку и хороший 2018 г. — если судить по отчетам нефтегазовых компаний, у них все хорошо».
Действительно, финансовые показатели компаний, имеющих отношение к проблеме, дают представление о логике, стоявшей за решением запретить повторное использование нефтегазовых труб. «Газпром» в 2018 г. получил рекордную чистую прибыль по РСБУ — 933,1 млрд руб., у «Траснефти» аналогичный показатель составил 224,3 млрд руб. Для сравнения: чистый убыток Трубной металлургической компании (ТМК) по итогам 2018 г. был равен $157 тыс. против чистой прибыли $29,6 млн в 2017 г.
Изначально российские инвестпроекты по трубам большого диаметра носили импортозамещающий характер, напоминает независимый металлургический эксперт Михаил Родионов: после распада СССР покупать их приходилось на Украине, а после того, как российские трубники стали расширять свое производство, им удалось добиться, чтобы украинскую продукцию обложили пошлинами. Но после завершения ряда крупных трубопроводных проектов у производителей труб возникли проблемы со сбытом.
«Решение запретить повторный оборот труб дает трубникам возможность расширения сбыта, прежде всего труб большого диаметра. Крупные газопроводные проекты — «Сила Сибири» и «Северный поток — 2» — близки к завершению, новых не предвидится, а трубным компаниям надо загружать мощности.
«Газпром», как правило, покупает трубы у того, у кого они дешевле; у крупных же производителей трубы обычно достаточно дорогие, в том числе из-за значительных административных издержек.
Финансовое положение у производителей труб большого диаметра не самое лучшее. В сегменте же труб среднего и малого диаметра игроков более чем достаточно. Поставить небольшой электросварочный стан можно даже в гараже, и этим уже воспользовалось немало металлотрейдеров, занявшихся производством труб. Все это приводит к избытку предложения на рынке», — констатирует представитель металлургической отрасли.
О непростых отношениях трубников и «Газпрома» свидетельствуют недавние факты. В прошлом октябре сообщалось, что «Газпром» был вынужден закрыть 5 тендеров на закупку труб большого диаметра в объеме 602 тыс. тонн на 47,4 млрд руб., заказчиком которых выступало ООО «Газпром комплектация». Конкурсы не состоялись, поскольку крупнейшие производители труб отказались участвовать на предложенных условиях.
По мнению Симонова, к недавним кадровым перестановкам и изменениям системы закупок в «Газпроме» история с трубами не имеет ни малейшего отношения — она связана прежде всего с сокращением закупок труб большого диаметра. Однако, полагает эксперт, все время забирать деньги у нефтегаза — это неверное решение: «Сегодня в отрасли такой период развития, когда необходимы более дорогие гринфилды — ТРИЗы, шельф и т. д. Но правительство, как всегда, пошло по пути наименьшего сопротивления. Зачем ломать голову, что будет с нефтяной отраслью через 5 лет? Пока ведь все хорошо, поэтому нужно жить сегодняшним днем — на этом трубники и сыграли».

Анатолий Радченко

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции