Информационно-аналитический журнал    пятница, 19 октября 2018 г.
Прокат:  260.94  -0.46% down   Сталь:  136.63   0% const
16 Фев. 2018
Удокан обещают запустить вполсилы к 2022 году
Совещание с потенциальными подрядчиками будущего горно-металлургического комбината «Удокан» прошло в конце января в Чаре. Поговаривают, большинство участников, и так прилетевших издалека, хотело ограничиться Читой, но гендиректор Байкальской горной компании — оператора освоения Удоканского месторождения — Юрий Рябов сказал, что в Чите он ничего не строит.

— В Чаре будут и советы, и обсуждение, и техническое рассмотрение. Вполне возможно, что люди с опытом больших строек подскажут, что делать более эффективно, начиная от обустройства первого базового лагеря и заканчивая дальнейшим развитием. Это этап обсуждения на месте с возможным внесением уточнений в проектную документацию.

— Вы впервые в истории Удокана, который со времён Елизаветы Буровой осваивается в основном на словах, дошли до этапа проектирования всего комплекса целиком? Можно ли оценивать пройденный путь, и насколько вы уверены в дедлайне, поставленном на 2022 год?

— На 105%. В 2022 году мы переработаем первые 6 миллионов тонн руды. В конце 2021-го – начале 2022-го года запустим пусконаладочные работы и перейдём в активный режим.

Перехода проекта на стадию инженерную и технологическую, когда проектирование охватывает и отработку месторождения, и горно-металлургический комбинат, и инфраструктуру, действительно ещё не было. Решения по проекту сформулированы и рассчитаны на основе многочисленных консультаций с научными институтами и авторитетными экспертами в данной сфере.

Сейчас вырисовалась будущая конфигурация комбината, основные технические решения — как руда будет добываться, как и куда будет перевозиться, какая технология будет применяться для переработки, вид и качество конечной продукции — катодной меди и сульфидного концентрата, как люди будут там жить, выбраны площадки размещения объектов, вплоть до понимания габаритов зданий.

Сейчас на площадке полным ходом идут инженерные изыскания, результаты которых будут использованы при проектировании всех объектов будущего комбината. Работающая на месте «полевая группировка» постепенно наращивается. Это и люди, и техника. Соответственно растёт рабочая загрузка и нашего опытно-промышленного комплекса в посёлке Удокан.

— 105% для Удокана звучит немного фантастично. На чём основана ваша уверенность?

— Мы просчитали экономику, нашли, где её можно улучшить, сделать её более эффективной, какие оптимальные решения принять. В итоге проект, с точки зрения потенциальной доходности, стал вполне привлекательный. Кстати, если сравнивать Удоканский проект с аналогичными масштабными проектами по добыче меди во всем мире (в Южной Америке, в Африке), по уровню доходности он им соответствует. Мы проектируемся, мы понимаем, что в те рамки, которые мы сейчас заложили в экономические расчёты, мы должны попасть. Мы изучили аналоги. Вроде как всё сходится.

Одним из факторов, сдерживающих освоение Удокана, всегда являлось отсутствие внешней транспортной и энергетической инфраструктуры. Сегодня эта проблема решена. Финансирование строительства ключевых для Удоканского проекта инфраструктурных объектов в необходимые для проекта сроки обеспечено в рамках инвестиционных программ ФСК ЕЭС и РЖД.

Проектирование воздушных линий и подстанций, являющихся зоной ответственности Байкальской горной компании, ведётся по заключённым с ФСК договорам на технологическое присоединение. У нас есть взаимопонимание с ФСК и по срокам, и по мощностям, и по этапам оптимального ввода объектов в эксплуатацию.

В стадии проектирования находится автомобильная дорога Новая Чара – посёлок Удокан – площадка ГМК «Удокан».

Прохождение государственных экспертиз по объектам внешней инфраструктуры – одна из наших задач на 2018 год.

— Какие практические риски проекта могут появиться?

— Риски всегда есть. Кризис начнётся — вот и риск. Но, по той информации, которой мы обладаем сегодня, исходя из текущей ситуации и прогнозов, собственных средств и возможностей по привлечению финансирования нам вполне хватит на реализацию задуманного.

При этом опыт как международный, так и отечественный говорит о том, что по мере продвижения проекта вперёд рисков с каждой операцией становится меньше. Сегодня мы находимся в зоне риска изменения принятых решений и объёма капитальных затрат плюс-минус 20%. При переходе к стадии строительства эти риски снижаются до 5-10%. И только когда мы построим комбинат, риски станут близкими к нулевым.

— Есть ли перспектива у проекта при падении цены на медь?

— Технико-экономическое обоснование по цене просчитано с очень большим запасом. Естественную волатильность цены за последние 10 лет экономика проекта держит. Конечно, если на рынке произойдёт какой-либо совсем не прогнозируемый коллапс, на который мы по определению влиять не можем, и цена меди резко упадёт на очень длительный период, тогда, конечно, всё придётся считать заново. Сейчас ситуация, скорее, обратная. Наблюдается рост спроса на медь со стороны высокотехнологичных секторов экономики, возобновляемой энергетики, электротранспорта.

— Какое значение для региона может иметь Удокан, если говорить о налоговых отчислениях и полных производственных мощностях?

— О полных сейчас не скажу. Первая очередь комбината — это переработка 12 миллионов тонн руды в год, и запуск первой очереди может обеспечить 100 миллиардов рублей налоговых поступлений в бюджеты всех уровней за первые 25 лет. Львиная доля этих платежей, конечно, попадёт именно в краевой бюджет.

Это будущее, но с 2010 года в рамках социального партнёрства с Забайкальским краем в целом и непосредственно с Каларским районом акционерами компании было выделено почти 300 миллионов рублей. В 2017 году помогали школам, детским садам, больницам — это более чем 50 мероприятий, реализованных в полном объёме. На 2018 год планы примерно такие же.

Приоритет в этих программах – решение действительно острых и совершенно конкретных проблем – будь то ремонтные работы, приобретение транспортных средств или участие спортсменов края в соревнованиях. В ближайшее время в аэропорт Чары доставят топливозаправщик, что позволит обеспечить перелёты из Читы и обратно с полной загрузкой.

— Вам не мешает, что в крае периодически меняется власть?

— Как мы на это можем повлиять? У нас с командами всех губернаторов устанавливаются хорошие рабочие отношения. Удокан – это проект на очень длительную перспективу, который принципиально изменит экономику края. Это все понимают. И у действующего губернатора Натальи Ждановой, и у нас есть заинтересованность в продвижении проекта.

— Больше вы нужны власти, чем наоборот?

— Я бы так не сказал, тут любовь взаимная. Конечно, сейчас эти отношения становятся всё теснее, что вполне естественно. Проект переходит в стадию практической реализации и требует вполне конкретных решений, связанных с использованием инфраструктурных возможностей края, его трудовых и экономических ресурсов. Тесное взаимодействие с краем потребуется и при оформлении земельных участков, и на стадии прохождения государственных экспертиз, получении разрешений на строительство, проведении тендерных процедур по инфраструктурным объектам. Нам важно обеспечить инфраструктурой территорию, где будет работать комбинат, будут жить сотрудники и их семьи. Наше успешное развитие и успешное развитие всего Забайкалья связаны очень тесно.

— Команда, которая реализует проект, специально подбиралась под этот проект или досталась вам в наследство? Вы приводили за собой людей?

— Людей за собой пока привёл очень мало. В основном это старая команда. По мере развития проекта люди будут добавляться.

— Кто именно будет вам нужен?

— На данном этапе это хорошие проектировщики, специалисты, которые могут принимать проектные решения, начинать организовывать стройку, профессионально эту стройку контролировать. По мере продвижения проекта будут нужны специалисты, которые начнут заниматься пусконаладкой и последующей эксплуатацией, горняки, обогатители, гидрометаллурги. Частично – это будет вахта, частично – кто-то будет на постоянной основе.

— Рынок труда в регионе в этой связи вы как оцениваете?

— Не очень хорошо. Я думаю, что будет дефицит в людях. Тем более, если говорить о Каларском районе, — там явный кадровый дефицит и очень сложная транспортная доступность в настоящее время.

— Инженерно-технический состав вы привезёте?

— В Новой Чаре на сегодня нет инженерно-технического состава. Будем искать людей с родственных предприятий, опытных специалистов.

— Деньгами переманивать или интересом к Удоканскому месторождению?

— Комплексно. Кто-то за запахом тайги поедет.

— Остались ещё такие люди, думаете?

— Не думаю, а знаю. Есть люди, которым интересны такие места, такой регион, такая сложность проекта. И некоторым людям с большим опытом важны не деньги.

— Вам самому лично почему хочется освоить Удокан?

— Месторождение третье в мире по запасам. Это даже не слава. Как горняк, который в этом проработал долго, я буду горд, если это получится.

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции