Информационно-аналитический журнал    среда, 19 декабря 2018 г.
Прокат:  249.92  0% const   Сталь:  136.63   0% const
4 Янв. 2018
БМЗ: "Западные пошлины нас закалили"
Белорусский металлургический завод нарастил в 2017 году выручку на 30%, несмотря на введение западными странами антидемпинговых пошлин. В ближайшие два года на предприятии надеются сохранить высокие темпы роста, чтобы выравнять финансовые потоки и иметь больше возможностей повышать зарплату персоналу. Об этом в интервью TUT.BY рассказал гендиректор БМЗ Анатолий Савенок.

Выручка гиганта белорусской металлургии в 2017 году сложится на уровне 1,2 млрд долларов, что на 300 млн долларов больше, чем в 2016 году. Рентабельность продаж составит 6%.

— Это свидетельствует о том, что наступил перелом, — комментирует Савенок. — Выполняются задачи по импортозамещению. Одновременно с этим продолжаем наращивать экспорт, который в общем объеме занимает более 85%. Как достижение этого года важно отметить, что нам удалось сбалансировать [товарные] потоки. Весь объем этого года равномерно шел на белорусские предприятия и на экспорт. Этому во многом способствовал рост промышленного производства в Беларуси. Раньше, случалось, надо было «отрезать» часть от экспорта и поставить на внутренний рынок.

Большую часть продукции БМЗ отгружает на рынки стран Евросоюза (Нидерланды, Германия, Литва, Польша и Италия). Россия потребляет около 22,9% продукции. В десятку экспортных стран по итогам 11 месяцев входят Израиль, США, Украина и Египет.
По словам главы БМЗ, в 2017-м году «начали отдачу инвестиции в модернизацию».

В 2015 году был запущен мелкосортно-проволочный стан — это крупнейший инвестпроект БМЗ за последние пять лет. Ранее производство прокатной продукции на заводе было меньше производства непрерывнолитой заготовки. Поэтому избытки заготовки — металлопродукции с наименьшей стоимостью — реализовывались потребителям. Руководство БМЗ решило построить новый прокатный цех, который обеспечил бы 100%-е использование производимой на предприятии литой заготовки. За 2016 год на новом стане было произведено 484,3 тыс. тонн металлопроката. Отгружено потребителям 381 тыс. тонн на сумму 133 млн долларов. Доля экспорта составила 83,2%. За 11 месяцев 2017 года на новом стане уже произведено 583,3 тыс. тонн проката.

Производственная мощность стана в зависимости от сортамента составляет до 700 тыс. тонн проката в год. Производится широкий ассортимент металлопродукции: катанка диам. 5,5−22 мм, сортовой прокат в бунтах диам. 20−50 мм, сортовой прокат в прутках диам. 20−80 мм. Эта продукция используется в автомобилестроении (DAIMLER, VW, BMW, MAN, КАМАЗ и др.), производстве подшипников и точном машиностроении. В 2017 году БМЗ был одобрен в качестве поставщика катанки для известного немецкого производителя креплений для железной дороги

— В феврале 2017-го года стан вышел на безубыточную работу, а с мая начал генерировать прибыль для предприятия, — говорит Савенок. — Маржинальный доход за январь-ноябрь составил 25,8 доллара на тонне, что позволило обеспечить компенсацию процентов за полученные кредиты за 6,6 месяцев.

В июне БМЗ закончил выплаты по 10-летнему кредиту на 140 млн евро, который брал в немецких банках DZ BANK AG и Bayerische Landesbank на строительство трубного цеха. Также выплатил 32 млн долларов по займу на реконструкцию сталеплавильной печи № 1.

— Данные события прошли незаметно. Но они очень важны для нас. Это были ресурсы немецких банков без госгарантий. Мы выполнили свои обязательства и сохраняем доверие и репутацию в банковском секторе, — сказал Савенок.

Но у БМЗ остается высокая кредитная нагрузка. Жлобинский гигант вынужден обращаться за реструктуризацией долгов. В февраля 2016 года Алекандр Лукашенко подписал указ, который позволил БМЗ выпустить облигации на 240,5 млн долларов. На днях появилась информация о реструктуризации кредита предприятия на 70 млн долларов.

— Мы имеем чистую кредитную историю перед банками. Независимо от того, как складывались ситуации в 2015 и 2016 годах, ничего перед банками не нарушали, — утверждает Савенок. — На рубеже 2015 и 2016 годов, когда у нас был тяжелый период, мы действительно прибегли к помощи государства. Помощь заключалась в разрешении на выпуск облигационного займа, когда короткие кредиты превратились в длинные обязательства. Хочу подчеркнуть, что это не живые деньги, их нам не влили в оборотку, как многие у вас на форумах писали. Их нам необходимо вернуть. В настоящее время мы выплачиваем проценты по этим кредитам. В 2018 году наступает срок возврата. Поэтому сейчас обратились с просьбой перенести начало выплат на 2019 год. Это и есть 70 млн долларов. Дело в том, что одновременно с ростом цен на готовую продукцию подорожало все сырье и материалы. Требуемый объем ресурсов на пополнение оборотных средств увеличился. Нам необходимо поддержать стабильной ту сумму, которая находится постоянно в обороте, чтобы дальше генерировать и восстанавливать финансовое состояние завода.

По словам гендиректора БМЗ, компания пока не может иметь чистой прибыли. Все, что зарабатывает, «компенсируется списанием курсовых разниц». Просто все сложилось в одно: инвестиционный цикл, падение спроса, преимущества, которые получили металлурги, выплавляющие сталь из руды, минимальная загрузка мощностей, торговые войны.

— В 2015—2016 годах все [металлургические компании] понесли убытки от 200−300 млн долларов до нескольких миллиардов долларов. Компании вынуждены были либо закрываться, либо выставлять свои пакеты акций на продажу. Тут надо сказать слова благодарности стране, которая поддержала. В отличие от многих конкурентов, у нас нет активов, которые можно было продать. Есть только сам завод и 180 га земли, на которой он расположен. В такой ситуации без помощи государства было не обойтись.

При запуске новых объектов в расчет брались одни цены на заготовку, а по итогу произошло их падение в 2 раза «из-за ряда экономических и политических событий в мире». Стоимость на заготовку, достигнув максимального значения 608 долларов за тонну в апреле 2012 года, начала резко снижение и в октябре 2012 года уже составила 490 долларов. Продержавшись на уровне около 500 долларов до сентября 2014 года, цена на заготовку совершила еще более резкое падение, до 247 долларов, продолжавшееся до февраля 2016 года. То есть за этот период стоимость снизилась более чем в 2 раза. В 2016—2017 годах в связи с улучшением ситуации на мировых рынках в целом начался рост цен, но изменения носили сезонный характер. Достигнув пика в 514 долларов в сентябре 2017 года, к ноябрю стоимость заготовки снизилась до 458 долларов за тонну.

«Любое «ядие» вызывает «противоядие»

В 2017 года БМЗ ожидали новые неприятности. Еврокомиссия ввела пятилетнюю антидемпинговую пошлину в отношении белорусской строительной арматуры. Позже Минторг США установил финальный размер пошлин на стальную катанку из углеродистой и легированной стали из России, Беларуси и ОАЭ. Во сколько БМЗ оценивает свои потери от таких заградительных мер?

— В большей степени надо говорить о имиджевых потерях. Потому что наши партнеры, банки все это читают и начинают беспокоиться, — говорит Анатолий Савенок. — А особых финансовых потерь мы не понесли. Почему? Пошлины коснулись отдельного продукта — строительной арматуры, объем экспорта которой в указанный регион был небольшим. Плюс мы не сидели сложа руки, а искали максимальную выгоду от продаж на другие рынки. Три раза за год выстреливала Россия. Мы поставляли арматуру туда. На Ближний Восток перебрасывали объем. В Украину стало выгодно осуществлять поставки. То есть была проведена кропотливая работа по диверсификации рынков сбыта. Эта история нас еще больше закалила. Можно сказать, мы хорошо потренировались, как работать в таких условиях.

Гендиректора БМЗ удивляет, что после ухода завода с западных рынков из-за обвинений в поставках продукции по низким ценам «цены продолжали падать». Почему?

— Потому что на наше место пришли другие с еще более низкими ценами, — утверждает Савенок. — Мы по стоимости находились на уровне местных производителей. Немецкие и итальянские компании особо не увеличили свое присутствие ни в Прибалтике, ни в Польше, куда мы поставляли арматуру. Было понятно, что проблема не в нас и не в наших небольших объемах. Во всем металлургическом мире идут защитные войны, борьба за сохранение своих рынков. Проблема не в цене. Потому что цену никто просто так не снижает. Каждый пытается отстоять свой внутренний рынок. Кто посильнее, тот и прав.

В Беларуси доля импортной металлургической продукции все еще очень высока. По некоторым позициям колеблется от 50 до 100%. Не лоббировал ли БМЗ введение аналогичных заградительных пошлин в правительстве Беларуси?

— Я категорический противник любых защитных мер, — отвечает Анатолий Савенок. — У БМЗ на Беларусь приходится 15% продукции. Остальное — это экспорт. А любое «ядие» вызывает «противоядие». Конкурировать надо за счет себестоимости и инноваций, которые ведут к снижению себестоимости, а не заградительными пошлинами.

Недавно вице-премьер Владимир Семашко похвалился тем, что Беларусь, проведя модернизацию, на 60% закрыла потребность машиностроения и стройотрасли в углеродистых и инструментальных сталях. Но власти ставят задачу произвести и нержавеющие стали, и спецстали, и инструментальные стали в полном объеме. В 2016 году БМЗ анонсировал проект по строительству комплекса для производства специальных сталей с объемом производства 300 тысяч тонн в год. Его реализовать планировалось в 2019—2025 годах.

— Этот проект жив и здоров. Идет перепроверка маркетинговой стратегии, — рассказывает Анатолий Савенок. — Только ради импортозамещения неправильно строить новый завод. Мы видим экспортный потенциал. В близлежащих странах подобные предприятия не модернизировались и не запускались давно. Но если будет строиться, то будет отдельное предприятие со своим балансом. Мы как БМЗ к этому проекту пока не думаем возвращаться. Сейчас все мобилизуется на исправление баланса, финансового состояния. Наша основная задача — сбалансировать финансовые потоки. На уровне страны движение по этому проекту есть. Но опять же это валютоемкий проект. Деньги сейчас очень дорогие.

«Надеемся, что с покупкой электродов не будет форс-мажора»

БМЗ, как и металлурги многих стран, в 2017 году столкнулся с дефицитом и резким ростом цен на графитированные электроды, необходимые для электропечей. Дефицит возник из-за закрытия электродных заводов после длительного падения цен на продукцию и сокращения неэкологичных мощностей в Китае, на который приходилось до половины производства электродов в мире. Были сложности и с поставками игольчатого нефтяного кокса, необходимого для выпуска электродов. По информации TUT.BY, спотовые цены на китайские электроды выросли в среднем в десять раз и по отдельным позициям доходили до 30 тыс. долларов за тонну. Осенью БМЗ удалось заключить договор с украинским заводом. Хотя ранее покупали электроды у других компаний.

— Это общемировая проблема, она до сих пор не снята. Мы испытывали напряжение с поставками в июне-июле, — поясняет руководитель БМЗ. — В сентябре выровняли ситуацию. На полтора года имеем твердые гарантии, подписаны соглашения. Но жизнь покажет, как будет на самом деле. Потому что есть сырье, которое поставщики должны купить. Серьезную конкуренцию за игольчатый кокс составляют производители аккумуляторов для электромобилей. Вдруг с закупкой сырья что-то случится, это будет трактоваться как форс-мажор. Поэтому я так осторожен в будущих оценках. Стоит учитывать и тот факт, что сам цикл изготовления электродов достаточно длительный: он занимает 7 месяцев.

«На 2018 год предусмотрены стимулирующие бонусы работникам»

На два ближайших года БМЗ в своем консервативном сценарии заложил рост выручки: до 1,5 млрд долларов в 2018 году, до 1,8 млрд долларов в 2019-м. «Но это если не будет потрясений», — подчеркивает Савенок.

По его словам, аналитики прогнозируют, что высокая волатильность на рынке сохранится, но по итогу году будет наблюдаться рост цен.

— В 2019 году прогнозируется небольшой отскок, а потом опять рост. Я думаю, будет более значительное восстановление цены. При этом волатильность будет сохраняться, как это было в этом году. Темпы роста зависят от регулирования рынка, а также от того, какую лепту внесут китайские металлурги.

Рост зарплат при таком сценарии заложен на уровне 12%. В настоящее время средняя зарплата на БМЗ составляет 1100 рублей и еще не восстановилась хотя бы к уровню 2014 года в долларовом эквиваленте.

— Я благодарен всему коллективу за работу в непростом 2016 году, когда не было премий, потому что мы выжимали максимум из всего, — говорит Анатолий Савенок.

— В этом году восстановили все доплаты. Сейчас зарплата достойная. Жлобинский район находится уже на 9-м месте в стране по уровню средней зарплаты. В прошлом году даже не входил в «десятку». За последние три года к нам пришло около 700 молодых специалистов. Есть конкурс на трудоустройство на завод, конкуренция. Зарплата зависит от рентабельности продаж, прибыли от реализации, завязана на эффективность работы всего коллектива. Если происходит сбой, то ругаем себя и ищем пути выхода из сложившейся ситуации. На следующий год предусмотрены стимулирующие бонусы работникам, потому что это положительно сказывается на работе, сохраним выплаты по случаю профессионального праздника и так далее. Когда есть возможность премировать работников, мы всегда это делаем.

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции