Информационно-аналитический журнал    воскресенье, 15 декабря 2019 г.
Прокат:  241.40  +0.54% up   Сталь:  136.63   0% const
Рынок металлургического угля и кокса в 2010-2011 годах (Часть II)

Российский рынок угля

По данным различных источников (Росстата, ФГУП «ЦДУ ТЭК», ЗАО «Росинформуголь», а также согласно данным компаний), добыча углей для коксования (коксующихся, металлургических) в РФ в 2010 г. выросла на 6,5–9,9%, до уровня около 65 млн т.

Заметный рост производства эксперты связывают с увеличением спроса на эти угли как на внешнем, так и на внутреннем рынках. Однако (по ЦДУ ТЭК) на нужды коксования на внутренний рынок РФ в 2010 г. поступило только 38,6 млн т углей (с приростом 2,9%). При этом за 2010 г. РФ увеличила производство чугуна (в доменном процессе с использованием кокса) на 9,5%. Остается считать, что за прошедший год металлурги использовали некоторые запасы, а также повысили эффективность использования сырья.

Кроме того, отметим, что все оценки объемов добычи, обогащения и реализации металлургических (коксующихся) углей и их концентратов в РФ (в частности, у Росстата) являются не вполне четкими, однако общие тенденции и главные игроки этого рынка вполне ясны.

Позитивную динамику добычи российского коксующегося угля, установившуюся с начала прошлого года, нарушила страшная авария на крупнейшей шахте «Распадская» в мае 2010 г., которая привела к гибели почти сотни горняков. Лидер отрасли по объемам производства в предыдущем году (10,5 млн т и 17,2% рынка), естественно, сдал свои позиции и только в конце 2010 г. начал наращивать угледобычу (рис. 2).

Однако «потери Распадской» на этом рынке почти полностью закрыли предприятия группы «Мечел» (ОАО «ХК «Якутуголь» и ОАО «Южный Кузбасс»), заметно увеличившие свое производство. Главное достижение группы в прошедшем году – начало разработки Эльгинского месторождения в Якутии.

В результате по итогам 2010 г. группа «Мечел» сообщила, что увеличила производство концентрата коксующегося угля на 52% по сравнению с 2009 г., до 11,5 млн т. Отметим, что добыча углей «Мечелом» выросла еще заметнее. Группа уверенно вышла на первые позиции в этом российском производстве (рис. 3).

ООО «Холдинг «Сибуглемет» (ОАО «Междуречье», ОАО «Шахта «Полосухинская», ОАО «Шахта «Большевик» и ЗАО «Шахтоуправление «Антоновское») не отличается особой открытостью информации. Однако в 2010 г. группа явно увеличила добычу коксующихся углей (по нашим оценкам – на 12,2%, до 8 млн т).

Также в «заметном плюсе» по итогам года ОАО «Воркутауголь» («Северсталь»), ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» (УГМК), ОАО «Белон» (ММК), ООО «Объединение «Прокопьевскуголь» (СДС), ЗАО «Стройсервис», ОАО «УК «Северный Кузбасс» (ArcelorMittal). Снизили добычу коксующегося угля в 2010 г. (помимо «Распадской») ОАО «ОУК «Южкузбассуголь» («Евраз») и ОАО «СУЭК-Кузбасс».

Особенностью российского рынка коксующегося угля в 2010 г. стал опережающий рост экспортных поставок. За год этот вывоз подскочил на 38%, до объемов около 18 млн т. Во многом этот рост произошел благодаря увеличению мощностей для экспорта сырья в дальневосточных портах. Так, в начале прошлого года было завершено расширение суэкского порта Ванино до 11 млн т в год. Также в 2010 г. проведено обновление мощностей порта Восточный как часть проекта по модернизации.

В 2011 г., по данным ABARE, Россия продолжит увеличивать экспорт металлургического угля (на 17%, до 21 млн т). Более того, специалисты полагают, что этот прогноз может быть превзойден. Причина в том, что в условиях ограниченных поставок из Австралии российский коксующийся уголь – это чуть ли не единственная альтернатива для потребителей из Китая, Японии, Кореи и Индии. Другим стимулом для российского экспорта станет высокий уровень цен на мировом рынке. По состоянию на конец марта текущего года спотовые цены росийских производителей в Кузбассе находятся на уровне 4200–4500 руб. за т (без НДС), т.е. $148 за т, что вдвое ниже мировых цен.

Отметим, что цены российского рынка коксующегося угля были и остаются крайне выгодными для наших метпредприятий. Тем более в горно-металлургических компаниях, обладающих собственными угольными активами и трансфертными ценами на уголь (и получаемый из него кокс).

Российский рынок кокса

По данным Росстата, производство кокса в 2010 г. в РФ увеличилось на 8,4%, до 29,74 млн т, практически полностью закрыв спрос металлургии (рис. 4).

Наибольший рост выпуска кокса в 2010 г. отмечен на «Губахинском коксе» (+78% к 2009 г.), а также на Московском КГЗ (+27%), Магнитогорском МК (+18%), «Мечел-Коксе» (+11%) и Западно-Сибирском МК (+10%). По 8% прироста – на кемеровском «Коксе» и Новокузнецком МК, 7% – на «Алтай-Коксе». «Уральская сталь» нарастила производство кокса всего на 3%, тогда как НЛМК и НТМК сократили его выпуск на 1 и 4% соответственно.

Экспорт российского кокса вырос на 19,4%, до 2,454 млн т, причем преимущественно в направлении Украины и Германии. Российский импорт кокса в 2010 г. повысился на 18,6%, до незначительного объема 364 тыс. т.

Отметим, что 2010 г. был непростым для производителей коксующегося угля в России. Авария на «Распадской» не только нарушила сложившиеся грузопотоки, но и вызвала значительный дефицит коксующегося угля жирных марок (необходимого для отлаженных составов шихты). Однако наши коксохимы оперативно нашли выход из трудной ситуации, а также продолжали ремонтировать, модернизировать и расширять свое производство.

Однако вновь в этой отрасли не обошлось без проблем. Летом 2010 г. «Мечел» для закрытия дефицита концентратов коксующегося угля жирных марок начал его импорт из США («Мечел-Блустоун») через порт Темрюк для собственных нужд, а также в адрес стальных компаний страны. Но в декабре 2010 г. на «Якутугле» произошла авария на обогатительной фабрике в Нерюнгри, что стало причиной остановки производства концентрата коксующегося угля. Недостающие объемы оценивались в 750–800 тыс. т в год. Только в феврале 2011 г. группе «Мечел» удалось запустить оборудование второй и третьей секций ОФ «Нерюнгринская». Работы по восстановлению первой секции продолжаются.

Шахта «Распадская», 40% которой принадлежит «Евраз Груп», в январе 2011 г. сообщила, что вернулась на доаварийный уровень добычи рядового угля полутвердых и твердых марок – более 600 тыс. т. Для этого в декабре на предприятии ввели в эксплуатацию новую лаву по пласту №9 – первую с момента аварии (здесь создано 160 новых рабочих мест). Добыча угля в лаве составила 188 тыс. т (в декабре 2010 г. – 50 тыс. т, в январе 2011 г. – 138 тыс. т).

Следующий этап восстановления «Распадской» предусматривает последовательный ввод в эксплуатацию еще четырех лав (в апреле, сентябре и декабре 2011 г.). Ввод каждой лавы будет производиться в строгом соответствии с проектной документацией и под особым контролем территориального управления Ростехнадзора. В 2011 г. в целом по шахте планируется добыть не менее 2,5 млн т угля.

Кроме того, в январе этого года «Евраз Груп» сообщила, что ввела в эксплуатацию новую лаву на шахте «Алардинская» компании «Южкузбассуголь». Запасы нового очистного забоя составляют 2,7 млн т коксующегося угля ценной марки «КС». Закончить отработку лавы планируется через 1,5 года.

На «Губахинском коксе», входящем в группу ЗАО «Стройсервис», в 2010 г. введена в эксплуатацию вторая коксовая батарея. За счет пуска нового производственного объекта мощность завода увеличится вдвое – с 650 тыс. до 1,3 млн т валового кокса 6%-й влажности в год.

Компания «Белон» в 2011 г. планирует направить на развитие шахты «Костромовская» 2,14 млрд руб., которая на сегодня добывает порядка 40% от всего объема угля коксующихся марок компании «Белон».

Группа НЛМК в январе текущего года выиграла конкурс на право разведки и добычи коксующегося угля на шахтном поле N3 Усинского месторождения в Республике Коми, балансовые запасы которого составляют более 227 млн т высококачественного твердого коксующегося угля марок «Ж» и «КЖ», разведанных по категории «С1+С2». Ввод шахты в эксплуатацию планируется осуществить в 2016 г. с выходом на проектную мощность около 4,5 млн т угля в год в 2018 г.

В 2011 г. после годового простоя (с 2009 г.) возобновила добычу кузбасская шахта ArcelorMittal «Первомайская». Добыча на шахте была приостановлена из-за окончательной доработки единственной действующей лавы. Дальнейшая отработка пласта N26 была признана невозможной по соображениям безопасности – по выбросу угля и метана. Для отработки маломощного пласта N24 были необходимы инвестиции, поскольку имеющееся на предприятии оборудование не подходило для отработки таких пластов. Ранее, в 2010 г., на шахте был смонтирован струговый комплекс немецкой фирмы Bucyrus, приобретенный за 1,3 млрд руб. В итоге в январе шахта выдала первую тысячу тонн угля из лавы. Ожидаемая производственная мощность предприятия после возобновления работы составит около 80 тыс. т угля марки «К» в месяц.

В итоге можно констатировать, что отрасль получает сейчас необходимые инвестиции и готовится позитивно отреагировать на растущий спрос. Прежде всего – на дефицит и взлетающие цены коксующегося угля на мировых рынках.

Справедливости ради отметим, что этот экспортный порыв упирается в крайний дефицит транспортных мощностей (железнодорожных и портовых), накопившийся в России. Немалые инвестиции горно-металлургических компаний в российские порты слабо поддерживаются инвестициями ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) в подъездные пути, дороги и прочую инфраструктуру.

Госрегулирование

Госрегулирование угольной отрасли в России явно идет в интересах компаний металлургии и госмонополий, включая ОАО «РЖД».

Федеральная служба по тарифам РФ (ФСТ) утвердила порядок предоставления в 2011 г. скидок и надбавок при перевозке железнодорожным транспортом угля.

При перевозке каменного угля а экспорт железнодорожным транспортом через порты Мурманск, Находка, Восточный, Посьет, Ванино на расстояние свыше 3,5 тыс. км будет действовать скидка в размере 5%. При перевозках в направлении порта Архангельск – 20%, при перевозке в направлении порта Кандалакша – 25%. При перевозке в РФ каменного угля (за исключением угля из Белоруссии и Казахстана) базовый тариф повышен на 4%, в том числе и за пробег вагонов после выгрузки. При экспорте каменноугольного кокса (за исключением поставок в Белоруссию) тариф по сравнению с базовым будет повышен на 6%, при перевозках импортного кокса – на 13%.

Кроме того, комиссия Таможенного союза Единого экономического пространства, в состав которого входят Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан, снизила ставку ввозной таможенной пошлины на коксующийся уголь с 5 до 0% с 6 января текущего года.

Все это означает, что ОАО «РДЖ» пытается регулировать с помощью этих тарифов оптимальную загрузку по направлениям явно устаревшей сети своих дорог.

Другая федеральная служба России – антимонопольная (ФАС) – весь прошлый год работала в пользу металлургов и считанных машиностроительных предприятий. Первым крупным «расследованием» по коллективному злоупотреблению доминирующим положением стало дело против производителей коксующегося угля: «Мечела», «Евраза», «Распадской» и «Сибуглемета». В итоге первые три компании заплатили 1,06 млрд руб. оборотных штрафов, а вот «Сибуглемет» свой штраф в размере 31 млн руб. успешно оспорил в суде.

Кроме того, в апреле текущего года в России может вступить в силу обновленное законодательство о налогообложении в угольной отрасли. Закон предполагает изменение налога на добычу полезных ископаемых по углю, переход от адвалорной к специфической ставке и возможность для угледобывающих компаний снижать обязательства по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на расходы, связанные с вложениями в безопасность труда шахтеров.

Принятые Госдумой в первом чтении поправки в главу 26 Налогового кодекса предусматривают, в частности, налоговые льготы для угольных предприятий для повышения безопасности труда шахтеров. Так, ставку налога на добычу антрацита предлагается установить в размере 47 руб. за т, коксующегося угля – 57 руб. за т и другого угля – 24 руб.

Документ предусматривает применение к этим ставкам некоего «коэффициента-дефлятора», учитывающего изменения цен на уголь, что позволит автоматически индексировать налоговые ставки в соответствии с фактически сложившимися ценами на уголь. Предусматривается возможность применения налогового вычета путем уменьшения суммы налога на величину затрат, произведенных в целях обеспечения безопасности труда на участках недр с высоким уровнем метанообильности и склонности угля к самовозгоранию. Так что чиновники оставили себе немалые возможности дальнейшего и индивидуального «регулирования» угольных компаний.

Цены

Коксующийся уголь

В 2010 г. система ценообразования на мировом рынке коксующегося угля (как и на рынке железной руды) претерпела существенные изменения, поскольку законодатель цен на данном рынке – компания BHP Billiton – Mitsubishi Alliance (BMA) – сумела добиться смены годовых контрактов на ежеквартальные.

Изначально крупнейший потребитель австралийского металлургического угля – Япония – выступал против подобных соглашений, ссылаясь на категорический отказ ее клиентов (в основном в машиностроительной отрасли) работать с плавающими ежеквартально издержками.

Однако BHP Billiton не уступала, и сталепроизводителям Страны восходящего солнца пришлось принять новые ценовые условия. Вместе с тем в 2010 г. большинство металлургических компаний по-прежнему имели с поставщиками угля долгосрочные договоры.

Стоимость высококачественного коксующегося угля твердых сортов на условиях FOB Австралия с апреля прошлого года установилась в размере $200 за т. Рост относительно аналогичной цены 2009 г. ($129 за т FOB), действующей на протяжении всего года, составил 55%, т.е. практически полностью отыграл спад предыдущего кризисного года (рис. 5, табл. 1).

Более «оперативные» цены – квартальные и спотовые – в течение 2010 г. имели некоторый спад, однако с осени быстро выросли. В первую очередь – под влиянием австралийского форс-мажора на поставки, о котором мы подробно писали в первой части этой статьи (рис. 6).

Все последние тенденции указывают на дальнейший рост цен этого рынка в 2011 г. Цены в I квартале 2011 г., которые определились еще в декабре прошлого года, задали переговоры BMA и японских меткомпаний. Цена была согласована на уровне $225 за т FOB Австралия для углей шахт Peak Downs и Saraji, что на 7,7% выше ценового уровня последнего квартала 2010 г.

Цены на другие марки металлургического угля BMA выросли до следующих значений:

– на твердый коксующийся уголь месторождений Goonyella и Riverside – $221 за т FOB (в IV квартале 2010 г. – $205 за т);

– на твердый коксующийся уголь месторождения Нориджский Парк – $210 за т FOB ($195 за т);

– на полутвердый коксующийся уголь месторождения Gregory – $205 за т FOB (ранее – $190 за т).

Схожие цены на I квартал 2011 г. были предложены и другим сталеварам в Азии и Европе. Причем индийская компания SAIL еще в конце декабря 2010 г. приняла 8%-е повышение цены на коксующийся уголь.

Кроме того, на январь–март 2011 г. также согласованы цены на полумягкий коксующийся уголь (PCI).

Так, несколько австралийских и канадских производителей PCI повысили свои цены для поставок многим японским сталеварам на 22,4%, до $180 за т FOB Австралия. Ранее, в IV квартале 2010 г., стоимость PCI составляла $147 за т.

Отметим, что стоимость фрахта при перевозке металлургического угля из Австралии в Японию составляет порядка $30 за т.

Бурной динамике спотовых цен на австралийский коксующийся уголь с некоторым запозданием следовали цены США и России (рис. 7).

Цены в США и России начали подниматься в январе–феврале 2010 г., а вот временная остановка роста котировок была разная. Так, экспортные цены на американский коксующийся уголь плавно возрастали до июля 2010 г., с самым большим уровнем роста в мае прошлого года (+10,4%). Всего за полгода поставки угля из США подорожали на 40%.

В России экспортные котировки металлургического угля сначала подскочили в феврале 2010 г. на 20% и повышались до мая. Причем в апреле, как и на мировом рынке, наблюдался пиковый рост за рассматриваемый период – на 12,5% (до $180 за т DAF). В июне цены не изменялись в рамках ранее подписанных договоров, а в июле–августе таки скатились на 5,4% на фоне ухудшения рыночной конъюнктуры. В сентябре рост вернулся (+10%), после чего угольные котировки практически не менялись (снова благодаря зафиксированным в контрактах ценам) вплоть до декабря прошлого года. В январе 2011 г. на фоне сокращения поставок коксующегося угля в Австралии спрос на российскую продукцию резко возрос. Соответственно, цены подскочили на 17,7%, до $233 за т DAF.

Внутренние цены в РФ вели себя несколько иначе. Как отмечают российские эксперты, на внутреннем рынке изменение стоимости коксующегося угля меньше всего зависит от внешних рыночных факторов.

Несмотря на то что рост цен в России стартовал с января 2010 г., а его пики пришлись на февраль и апрель, подорожание металлургического угля не прекратилось. Хоть и меньшими темпами, внутренние котировки росли до августа прошлого года включительно. В сентябре средние цены откатились на 2,1%, но уже в октябре они выросли на 11,7%. В ноябре–декабре 2010 г. стоимость угля снова снизилась – на 2,6%, а в январе 2011 г. – поднялась на 2%.

С 1 февраля 2011 г. российские цены выросли на 8–10%, до уровня 4200–4500 руб. за т (без НДС).

Причем представитель «Распадской» подчеркнул, что это подорожание основано на динамике роста цен для угольной и сталелитейной промышленности и не является цепной реакцией на наводнение в австралийском Квинсленде.

Ввиду слабой возможности для «маневра» российских поставок ему можно в этом поверить. Прирост внутренних российских котировок чаще идет на фоне возникновения дефицита. Снижение – традиционно для летних ремонтов на доменных печах российских меткомбинатов.

Металлургический кокс

Стоимость металлургического кокса на мировом рынке естественным образом следует за ценами на его сырье – коксующийся уголь (рис. 8).

Китайские и российские котировки на доменный кокс начали повышаться с декабря 2009 – января 2010 г. (аналогично динамике угольных цен) вплоть по май 2010 г.

Однако темпы роста в Китае и России разнятся значительно. Так, экспортные и внутренние китайские цены за указанный выше период поднялись на 27% (до $500 за т FOB) и 13% (до $275 за т FSA) соответственно.

В то же время прирост аналогичных котировок в РФ составил 91% (до $445 за т DAF) и 108% (до $380 за т EXW).

В июне–августе 2010 г. цены на металлургический кокс в КНР и России как на внутреннем рынке, так и на внешнем понижались на фоне сокращения спроса в данный период со стороны металлургии.

Возобновление спроса и рост цен произошли в сентябре прошлого года (с незначительным 2%-м снижением внутренних российских котировок в ноябре–декабре). В целом повышательная ценовая тенденция длилась до конца 2010 г., хотя темпы ее снизились до 1,5–4% в месяц.

В январе–феврале 2011 г. экспортные и внутренние цены доменного кокса, произведенного в Китае, снова поднялись – на 12 и 9% соответственно, тогда как стоимость российского сырья при отгрузках на внешний рынок стабилизировалась с ноября 2010 г. на уровне $370 за т DAF, а при поставках на внутренний рынок – выросла на 6%, до $340 за т EXW.

Фактические экспортные котировки китайского кокса значительно (в среднем на $110 за т) превышают аналогичные российские цены. Однако это связано с тем, что в экспортных китайских ценах заложена 40%-я вывозная пошлина (действующая с 2008 г.), без которой стоимость сырья из КНР при отгрузках на внешний рынок оказывается ниже экспортных цен России (в 2010 г.) в среднем на $30 за т, хотя диапазон различий месяц к месяцу колеблется от $8 до $80 за т.

Внутренние цены кокса в России по отношению к аналогичным ценам в Китае (на кокс 2-й категории) выше в среднем на $50 за т в результате более высокого качества российского сырья.

Перспективы и выводы

Прогнозы последних месяцев, которые были собраны к этой статье, частично уже успели устареть. Специалисты австралийской ABARE, например, в своем декабрьском отчете предсказывают всего 2%-й рост средних квартальных цен на металлургический уголь в 2011 финансовом году, до $220 за т FOB. Однако более свежие оценки, озвученные в январе–феврале текущего года, превышают предыдущие на 11–25% и предполагают рост цен до $300–500 за т (табл. 2).

Российский производитель коксующегося угля группа «Мечел» в 2011 г. ожидала 30%-го роста цен. Однако первые контракты на II квартал 2011 г. уже заключаются на уровнях около $330 FOB, т.е. с 50%-м подорожанием. А прогнозы на вторую половину года становятся все более расплывчатыми.

Ряд аналитиков по-прежнему отмечает продолжение роста металлургического производства и потребления сырья в Китае, Индии и Бразилии, причем на фоне отсрочки в реализации новых проектов по добыче коксующегося угля (до 20 млн т в I квартале 2011 г.) в пострадавшей от стихии Австралии. Покупателям металлургического сырья приходится срочно искать альтернативных Австралии партнеров. При этом индийские компании делают ставку прежде всего на Индонезию, тогда как Япония, Корея и Китай ищут новые источники угля в Северной Америке и проявляют явный интерес к России.

Но и эти оценки уже устарели.

В арабском мире после смены власти в Египте, бомбежек Ливии и столкновений в десятке других стран практически исчез спрос на сталь. В Японии после землетрясения и цунами все ждут ясности с ситуацией на разрушенной АЭС «Фукусима». Какую часть страны она успеет заразить радиацией, до того как получит несколько саркофагов чернобыльского типа? И как переживет все это третья экономика мира?

Но все специалисты уверены, что сталь для восстановления рано или поздно понадобится и Ливии, и Японии. А значит – потребуется еще больше сырья металлургам…

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции