Информационно-аналитический журнал    понедельник, 30 ноября 2020 г.
Прокат:  237.53  0% const   Сталь:  136.63   0% const
Беспризорный металлолом 2019 года?

Прошел почти год со времени публикации нашего последнего обзора по рынку черного лома – статьи «Металлолом: грядет эпоха перемен?» от 12 марта 2019 года. Сейчас уже можно подводить итоги попыток наших властей регулировать этот рынок, а заодно собрать статистические показатели прошедшего года.

Начнем с самого интересного – динамики цен металлолома на мировом и российском рынке (рис. 1). Поскольку именно желание снизить внутренние цены (за счет ограничения экспорта лома) было главным желанием наших металлургов, дошедшим до правительства РФ.

Напомним, что наши власти ввели систему квотирования экспортных поставок отходов и лома черных металлов с 1 сентября 2019 года. Квоты распределял Минпромторг РФ с учетом региональных коэффициентов – от 0,5 до 1,5 в зависимости от «дефицита лома в регионе». При этом компании получали их пропорционально объемам своих прежних экспортных поставок.

Итог квотирования в части цен очевиден. С внутрироссийскими ценами на металлолом от новых мер «госрегулирования» ничего особенного не произошло – они по-прежнему следовали (и следуют) общемировым тенденциям (см. рис. 1). Хотя ряд участников рынка и пытается связать спад цен лома в октябре–ноябре 2019 года именно с процессом введения квот на экспорт.

Однако более четко отреагировали на нововведения перевозки черного лома по стране, почти на 90% обеспечиваемые РЖД (рис. 2).

К ноябрю 2019 года месячные ж/д отгрузки лома упали до очередного минимума, уступив уровню годовой давности более чем треть (-37,5%). А в целом за последний квартал 2019 года ж/д перевозки металлолома в РФ снизились в годовом сравнении на 26%, или 1,3 млн т. В первую очередь – по причине «обмеления» экспортных потоков.

Ведущие экспортеры лома РФ – компании Северо-Западного федерального округа РФ – заговорили о серьезных потерях. К примеру, директор одного из крупнейших в Санкт-Петербурге участников этого рынка, «Метлайн-Холдинга» (совокупная выручка всех его компаний в 2018 году – 6,1 млрд руб.), Дмитрий Кисельер рассказал в интервью изданию Фонтанка.ру, что практически все финансовые показатели компании сократились в 3 раза за время простоя. За 3 месяца фактического действия квот отгрузка лома снизилась с намеченных 90 тыс. до 30 тыс. т.

«Это фактически убыток, компании стояли, – сообщил бизнесмен. – Теперь налоговая приглашает на беседы, интересуется, почему у нас падают показатели». По его словам, многим мелким предприятиям по сбору лома, в том числе некоторым партнерам «Метлайна», из-за сложившейся ситуации пришлось закрыться.

И естественно, при введении системы квотирования (исходя из прежних показателей компаний) экспортный рынок лома полностью закрылся для новых игроков.

Отметим единство экспертов и участников рынка в оценке того, что выдача лицензий (квот) в регионах фактически была задержана на месяц, соответственно заморозив экспорт и заготовку лома в сентябре 2019 года.

Но чиновники говорят о квотах как об очень удачном опыте. Замглавы Минпромторга Виктор Евтухов в ноябре прошлого года заявлял в прессе, что квотирование уберегло отечественных металлургов от дефицита сырья и резких скачков цен. По его словам, наиболее позитивный эффект был зафиксирован в регионах с дефицитом лома.

Мы еще вернемся к вопросу потребления лома отечественными металлургами, а пока рассмотрим итоги прошедшего года в части экспорта черного лома из РФ (табл. 1).

В целом за год экспорт черного лома из РФ снизился на 24,4%, до 4,3 млн т, причем снизился практически на всех важных направлениях его отгрузки. Основной экспортный поток из портов Санкт-Петербурга в Турцию – почти на треть. Это произошло не только ввиду негативного действия квот, но и ввиду снижения турецкого спроса. В этой стране немало признаков экономического кризиса, и Турция по итогам 2019 года снизила выпуск стали на 9,6%.

Второй покупатель российского лома – Белоруссия – вообще не попал под действие квот, поскольку они устанавливались на экспорт за пределы Евразийского экономического союза. Поставки в направлении Минска преимущественно обеспечивает крупнейшая ломозаготовительная компания Санкт-Петербурга – ООО «Торговый дом БМЗ». Однако спад конъюнктуры рынка стальной металлопродукции вызвал более чем заметное снижение экспорта российского лома в Белоруссию (-19,2%).

Спад поставок нашего лома в Южную Корею также вызван явным охлаждением покупателей к нестабильным российским поставкам. Напомним о третьем по счету запрете экспорта лома через основные порты Дальнего Востока (до 20 января 2019 года), о введении сниженных квот с 1 сентября и т.д. А также о спаде выпуска стали в Южной Корее в прошедшем году с соответствующим снижением спроса на сырье.

Теперь вернемся к российским покупателям металлолома, в интересах которых и были проведены все нововведения прошлого года (табл. 2).

Первые 6 меткомбинатов России – основные потребители металлолома в стране – «помощь властей» не почувствовали и за год дружно снизили спрос на это сырье. В общей сложности снижение ж/д поставок лома этим предприятиям за год составило 1,4 млн т, что не смогли компенсировать средние и мелкие металлургические и трубные заводы.

Как сообщала «Российская газета» со ссылкой на данные Фонда развития трубной промышленности, за сентябрь и октябрь 2019 года предприятия трубной промышленности увеличили объемы закупки лома на 5,4% по отношению к тому же периоду 2018 года и стоимость лома в октябре–сентябре 2019 года впервые за 4 года не выросла. Но не благодаря квотам, а по причине общего падения спроса. В самой же России дефицита лома нет и никогда не было.

Итог для рынка черного лома РФ – спад внутреннего потребления на 3,6% за год.

При одновременном снижении экспорта и российского спроса произошло то, о чем предупреждали специалисты. В 2019 году заготовка лома в стране сократилась более чем на 10%, т.е. потеряно для рынка свыше 2 млн т этого ценного сырья (табл. 3).

Отметим, что спад ломосбора произошел впервые с 2014 года. И он явно вызван вмешательством правительства РФ в сравнительно стабильную отрасль, построенную на чисто рыночных отношениях.

Сейчас, после прекращения действия системы квот (в январе–феврале 2020 года), российский рынок лома начал подавать признаки восстановления. По данным РЖД, за 2 месяца 2020 года ж/д отгрузки металлолома в стране выросли на 30,5% в годовом сравнении, и естественно – в большей степени отгрузки на экспорт.

Однако в резерве наших властей есть идея с 1 апреля вывести весь грузопоток экспортного лома на биржу. Отметим, что подобное нигде в мире не удавалось по целому комплексу причин. Основные среди них – нестабильное качество и загрязнения металлолома, а также сложная логистика сбора и перевозок.

Первое не позволяет ввести более четкую стандартизацию лома по группам. Неспроста она не удается во всем мире – классификация черного лома в России, Германии, Великобритании и США существенно различается, как и его цены по группам.

Добавляют нестабильности ценам лома и высокие затраты на перевозки. Слишком длинна и разнообразна транспортно-логистическая цепочка от мест сбора лома к его конечным потребителям. Складов и стандартных запасов (как для прочих биржевых товаров) для металлолома нигде в мире создать не удается.

Храбрые заявления руководства Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ) о готовности к биржевым торгам по металлолому выглядят блефом. К примеру, в начале года руководитель отдела администрирования торгов биржи Алексей Шишенин сообщал, что лом уже давно торгуется на бирже, правда, не на экспорт, а внутри России.

«Сама процедура проведения торгов отточена, товар давно успешно торгуется. То, что он теперь будет с условием на экспорт, нас не пугает, – рассказал представитель биржи. – Лом недостаточно стандартизован, но это все указывается в условиях продаваемого товара, и контрагент, желающий его приобрести, всегда знаком с этими условиями».

Скажем больше – процедуру эту Санкт-Петербургская биржа «оттачивает» с 2007 года, когда впервые ввела в товарной секции позицию «Лом черных металлов». Следов этих торгов мы долгое время не видели, но в 2014 году биржа сообщила следующее: «Биржевые торги товарами в отделениях черных и цветных металлов проводились с 2007 года по следующим группам товаров: арматурный прокат, катанка, лом черных металлов и лом цветных металлов. Общий объем сделок по металлам за период с 2007 по 2014 год составил 38,7 тыс. т». Это менее 0,015% от объемов российского рынка, поскольку вне Санкт-Петербургской биржи продажи металлов в таком виде превысили 240 млн т.

Пик «торгов» черным ломом на СПбМТСБ был достигнут только через 10 лет. Согласно отчету биржи «Итоги торгов в отделениях товарного рынка СПб за апрель 2017 года», месячные продажи составили 2142 т по средней цене лома 3087 руб. за т.

«Что это было» – совершенно непонятно, поскольку черный лом (наиболее популярной группы 3А) в тот период закупался основными меткомбинатами РФ по цене 10,1–10,7 тыс. руб. за т, а экспортерами в порту Санкт-Петербурга – по цене 10,9 тыс. руб. за т. И даже менее ценный лом – стружка черных металлов – реализовывался по цене около 9 тыс. руб. за т.

В отдельные месяцы торги черным ломом (или чем-то похожим) на СПбМТСБ составляли десятки и сотни тонн, хотя чаще всего не проводились вообще. И это при месячной ломозаготовке в РФ на уровне около 2 млн т.

Фактически услуги питерской биржи не потребовались ни ломозаготовителям, ни потребителям черного лома в России и, очевидно, не будут востребованы зарубежными покупателями. Не нужны они и российским компаниям-экспортерам.

К примеру, директор «Метлайн-Холдинга» Дмитрий Кисельер считает введение экспорта лома через торги на бирже безумной идеей. «На сегодняшний момент нет даже четкого понимания, как эта биржа будет работать. Пока не будут предложены четкие механизмы, все участники могут только предполагать», – полагает директор по развитию компании «Кабель групп» Виктор Суровый.

«Коммерсантъ» недавно сообщил, что 19 февраля на совещании у вице-премьера Юрия Борисова, который сменил Дмитрия Козака в качестве куратора вопроса, представители отрасли единодушно выступили против продажи лома на экспорт через биржу. Пошло на попятную и руководство биржи. Некий источник газеты «Коммерсантъ» утверждает, что СПбМТСБ «не получила соответствующее постановление правительства и не может разработать внутренние документы».

Похоже, последними лоббистами биржевой идеи для экспорта металлолома остаются депутат Андрей Луговой от ЛДПР и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). И если «законотворчество» первого вполне понятно, то позиция ФАС, крайне небрежная по отношению к ломозаготовке, продолжает удивлять. Создание монопольного канала экспорта и ценообразования (вместо рыночного) противоположно целям создания этого ведомства.

Или мы не в курсе и оно уже занимается чем-то другим?

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции