Информационно-аналитический журнал    воскресенье, 22 сентября 2019 г.
Прокат:  263.17  +0.33% up   Сталь:  136.63   0% const
Воскрешение рынка феррохрома

Феррохром – один из наиболее востребованных в металлургии легирующих ферросплавов. Без него невозможно производство коррозионностойких и нержавеющих сталей. И заметный его поставщик на мировой рынок – Россия. Что же ждет отечественные предприятия в ближайшем будущем?

Мир

Мировой рынок феррохрома последнее время пребывал если не в летаргическом сне, то в состоянии уверенной спячки. Ни роста спроса, ни роста цен не наблюдалось и не ожидалось. А тут еще Индия отменила в феврале 2016 года 30%-ю экспортную пошлину на хромовую руду, открыв ворота для экспортеров сырья.

Но летом 2016 года рынок ожил. Как водится, сначала со стороны Китая. Собственно, именно там подъем и должен был начаться – в конце апреля 2016 года курс юаня по отношению к доллару отчетливо пошел вниз. Стало ли тому причиной укрепление доллара как таковое или действия властей КНР – вопрос сложный. С одной стороны, евро также дешевел относительно доллара, с другой – уж больно плавно и однонаправленно двигалась китайская валюта.

Так или иначе, к середине лета юань подешевел на 3,7%, а к концу года – на 7,7%. Евро за тот же период потерял в общей сложности около 10% «веса». Для потребителей импортных товаров это неприятно, зато экспортерам становится жить намного веселее. Ведь и Китай, и Европа – регионы в значительной степени экспортно ориентированные, особенно в промышленной своей части.

Спрос на нержавеющую и другие типы легированных сталей начал оживать, феррохромовые заводы, наконец, обрели потребителей.

Произошедший быстрый рост цены высокоуглеродистого феррохрома в Китае подтолкнул феррохромовые заводы увеличить выработку, особенно на юге, в таких провинциях, как Сычуань и Гуйчжоу, где реки более полноводны и электроэнергия, вырабатываемая ГЭС, дешевле. Запасы хромовой руды на китайских портовых складах стали быстро сокращаться, а вот подвоз ее запаздывал.

Импорт хромовой руды в Китай в первые 4 месяца 2016 года составил 2,73 млн т – на 12,9% меньше, чем в аналогичном периоде годом ранее, сообщала китайская таможня. А производство высокоуглеродистого феррохрома в мае 2016 года составило около 380 тыс. т – на 11% больше, чем в апреле. В результате к началу июня стоимость импортной хромовой руды сорта UG2 (42%) взлетела с февральских $80 до $150 за т, а к концу года достигла $400 за т!

Таких цифр рынок не видел с докризисных времен. В 2010–2011 годах подъем был, но тогда он остановился на $270–280 за т.

Естественно, «вертикальный» взлет стоимости сырья покатился дальше по технологической цепочке, постепенно ослабевая (рис. 1).

Так, если руда в сумме подорожала в 5 раз, то феррохром – примерно вдвое, а нержавейка – на 27%.

Тем не менее для производителей качественных сталей рыночная картина кардинально поменялась. Последнее время (до лета 2016 года) при переговорах о поставках феррохрома китайскими производителями нержавейки устанавливались базовые цены с дальнейшим обсуждением скидок, предоставляемых поставщиками. Еще в августе–сентябре металлургам удавалось продавливать более низкие цены на феррохром, хотя руда уже дорожала. Но к октябрю им пришлось поднять закупочные цены сразу на 1000 юаней ($146), через месяц – еще на 2500 юаней ($360). Более того, производителям стали для обеспечения поставок требуемого материала в больших объемах через спотовый рынок пришлось идти на выплату премии до 500 юаней ($73) за т.

По словам одного из участников, самое подходящее слово для описания состояния рынка в тот момент – паника. К Новому году ситуация несколько стабилизировалась – многие западные участники рынка снижали активность, ожидая праздничного затишья. А в январе 2017 года начали «тормозить» уже китайцы, готовясь к выходным у себя. По факту цены «замерзли» на рекордных уровнях.

Производители нержавейки попытались толкнуть рынок вниз, объявляя о снижении закупочных цен для январских поставок.

Первой об этом 28 декабря прошлого года объявила Tsingshan Group, снизившая закупочную цену на 200 юаней по сравнению с уровнем начала декабря, до 10 395 юаней ($1494,63) за т. Буквально спустя несколько часов последовало аналогичное сообщение от крупнейшего китайского производителя нержавейки Taiyuan Iron & Steel (Tisco) о снижении тендерной цены на 300 юаней по сравнению с началом декабря, до 10 100 юаней ($1453,18) за т.

Baosteel 30 декабря опубликовала официальное сообщение аналогичного содержания, упомянув фактическое ослабление спроса на нержавейку в декабре и ожидаемое – в январе. Компания объявила о снижении на 500 юаней по сравнению с уровнем начала декабря, до 10 300 юаней ($1480,97) за т.

Тем не менее очевидно, что откат, даже если он случится, будет заметно меньше недавнего роста. А добывающие и перерабатывающие хромовое сырье предприятия могут рассчитывать на заметный рост прибылей.

Россия

Российские производители феррохрома в значительной степени ориентированы на экспорт – внутри страны объемы потребления для них категорически недостаточны. Более того, они имеют тенденцию к сокращению.

Один из ключевых показателей промышленной развитости страны – выпуск качественных и специальных сталей, в первую очередь – нержавеющих. У нас он сокращается несколько лет подряд. По итогам 2016 года вроде бы наметились позитивные тенденции, но пока их величина сопоставима с погрешностями оценки (рис. 2).

Может быть, именно это является причиной явного отставания внутрироссийских цен от общемировых тенденций. По состоянию на середину января 2017 года российские торговцы ферросплавами сообщали о росте цен по сравнению с октябрем на мизерные 3–5%, экспортеры подняли свои ставки на 10–15% (рис. 3).

Таможенная статистика здесь тоже слабый помощник, т.к. длинные новогодние праздники заметно сдвигают сроки публикации данных. В результате с большой степенью вероятности можно утверждать, что на начало 2017 года в России приходится минимум цен на феррохром. Ведь даже отсутствие спроса не помешает производителям и торговцам поднять цены, если они растут за рубежом – как прошлой весной на рынке арматуры. Тем более что участников рынка феррохрома в России, в принципе, немного. Производителей – так и вовсе четверо.

Наиболее заметным событием последних лет, безусловно, было вхождение Серовского завода ферросплавов (СЗФ) в группу компаний «Ариант», уже владеющей Челябинским электрометаллургическим комбинатом (ЧЭМК). Таким образом, в одних руках оказалось сосредоточено около 70% всего выпуска ферросплавов в России и 90% производства отечественного феррохрома.

Смена собственника повлекла для СЗФ и заметные изменения в работе. Объем выпуска феррохрома на предприятии сократился примерно вдвое. Как объяснял совладелец холдинга «Ариант» Юрий Антипов, по чисто экономическим соображениям печи были переведены на выпуск силикохрома. Сколько именно силикохрома стало выпускать предприятие, не сообщалось, но Госкомстат зафиксировал рост объемов выпуска данной продукции в Уральском федеральном округе с 67 тыс. т в 2014 году до 102 тыс. т в 2015-м.

Есть, правда, одно но: по данным статистики, в 2016 году выпуск силикохрома там же составил около 72 тыс. т, фактически вернувшись к прежним уровням. Аналогичного восстановления объемов производства феррохрома на СЗФ не произошло, но предприятие сейчас сосредоточилось на выпуске низкоуглеродистого хрома.

При покупке СЗФ пресс-служба ЧЭМК сообщала, что в металлургический завод и шахту планируют вложить более 32 млрд руб. до 2017 года: «Для Серовского завода ферросплавов эти деньги пойдут на модернизацию промышленных мощностей, для Сарановской шахты будут нарезаны новые горизонты, появятся новые рабочие места, увеличится объем добычи, значительно будет обновлена обогатительная фабрика».

В сентябре 2016 года второй совладелец «Арианта», Александр Аристов, в интервью «Глобусу» говорил, что «Серовский завод ферросплавов в будущем должен стать копией ЧЭМК, с такими же современными автоматизированными печами, системами газоочисток, другими новейшими агрегатами, чтобы соответствовать предприятию, входящему в крупный ферросплавный холдинг».

Остается предположить, что модернизация стоимостью $0,5 млрд идет совершенно незаметно для прессы. И даже различной местной администрации, обожающей засветиться при разного рода закладках, установках и запусках.

Ведь новости последнего года связаны совсем не с модернизацией производства, а со строительством силами предприятия свиноводческого комплекса на 250 тыс. голов, который тоже «должен стать копией того [свинокомплекса], что уже работает на Южном Урале». Обещается 2,5 тыс. рабочих мест, замкнутый производственный цикл от производства кормов до реализации готовой продукции и 40–45 тыс. т мяса в год. Ожидается, что на него будет потрачено около 12 млрд рублей.

Нет особенных вестей и от «старшего брата» по холдингу – ЧЭМК. Самым громким, пожалуй, стало судебное разбирательство с рабочим ЧТПЗ, который на своем ВАЗ-2114 в феврале 2016 года проскочил на красный свет и врезался в бок Rolls-Royce Phantom Александра Аристова.

Сразу после аварии олигарх сообщил, что личных претензий к водителю ВАЗа не имеет. Однако про финансы он ничего не говорил.

Автомобиль числился на балансе ЧЭМК, поэтому именно завод запросил возмещения ущерба в размере 5,22 млн рублей. Судебное разбирательство длилось почти весь год, и 8 декабря 2016 года Челябинский облсуд постановил, что виновник аварии должен выплатить 3,022 млн рублей. Есть информация, что сумма будет выплачиваться в рассрочку 30 лет, поскольку со своей зарплаты рабочий еще платит алименты дочери. Сам г-н Аристов сказал, именно ей он отдаст ту сумму, что уплатит ему виновная сторона.

Что касается производственных событий, то, по данным Росстата, производство феррохрома на ЧЭМК в 2016 году несколько сократилось. Хотя достоверно это утверждать всегда сложно – заводы в рамках одного холдинга легко могут отчитаться «как удобно», а не «как есть». В масштабах холдинга выпуск феррохрома практически не изменился – по нашим оценкам, он вырос с 215 тыс. т в 2015 году до 220 тыс. т в 2015 году (рис. 4).

Косвенно это подтверждает директор ЧЭМК Павел Ходоровский. В интервью «Эксперт-Урал» он рассказал, что «в 2015 году ЧЭМК произвел около 800 тыс. т ферросплавной продукции, суммарная выручка составила примерно 49 млрд рублей. С января по ноябрь 2016 года выпущено около 600 тыс. т продукции и получено около 35 млрд рублей прибыли». Результаты 2016 года он ожидал на уровне предыдущего, и в наступившем 2017 году изменений по объемам также не предполагалось.

Третий заметный производитель феррохрома в стране – Тихвинский ферросплавный завод.

К заводу оказалось приковано внимание многих СМИ в конце 2015 года, поскольку владельцем предприятия является турецкая группа Yildirim. Практически одновременно с конфликтом из-за сбитого турками Су-24 в Сирии на комбинате произошел крупный пожар.

Однако производство сокращалось и без этого – год был завершен с показателем -11,7%. В 2016 году лучше не стало – по информации Росстата и нашим оценкам, объемы выпуска феррохрома в Тихвине за год упали до 33 тыс. т (-24%).

Следующий производитель феррохрома – Ключевский завод ферросплавов – выпускает скромные 6–7 тыс. т феррохрома в год. Надо, правда, отметить, что предприятие специализируется на весьма непростой продукции – феррохроме с содержанием 0,015–0,030% углерода и металлическом хроме. По собственной оценке, доля завода в этих секторах – около 15–18% всего мирового производства.

Финансовые успехи у предприятия, правда, посредственные: в 2015 году выручка выросла на 34%, до 4,6 млрд рублей, а вот убыток остался, хотя и сократился на 24,3%, до 408,1 млн рублей. По итогам 9 месяцев 2016 года выручка составила 3,7 млрд рублей (+12,8% к аналогичному периоду предыдущего года), а чистая прибыль – 44,8 млн рублей. Правда, в январе-сентябре 2015 года она была в 4 раза больше, и все испортил лишь последний квартал. Что ж, остается только ждать окончательной отчетности и в этот раз.

Подводя баланс российского рынка феррохрома, нетрудно заметить, что внутреннее потребление столь ценного сплава имеет неумолимую тенденцию к сокращению (рис. 5).

В 2016 году оно составит около 40 тыс. т, что несколько больше, чем в 2015-м (37 тыс. т). Это практически совпадает с потребностями производителей нержавейки.

Остальное экспортировано – российский феррохром с удовольствием берут и в Европе, и в Азии. Соответственно, наличие зарубежных заказов будет определять ценовую политику и перспективы наших предприятий.

Учитывая стремительный рост цен феррохрома за границей в последние месяцы, объемы экспорта определенно будут увеличиваться. Однако внутреннее потребление вряд ли сильно пострадает – заметная доля российской нержавейки идет на проекты, где специально оговорено применение только отечественной продукции. А у остальных потребителей выбора тоже особенно не будет – импортные качественные стали подорожают в той же степени.

Феррохромовые заводы, возможно, наконец-то получат финансовую возможность для проведения модернизаций и расширения спектра продукции. Надеемся, в сторону более сложных, чистых и дорогих сплавов.

А дальнейший подъем по технологическим переделам – дело наживное.

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции