Информационно-аналитический журнал    пятница, 09 декабря 2016 г.
Прокат:  234.77  +0.36% up   Сталь:  136.63   0% const
Китай: cтальной поток через Амур (Часть II)

Идея, что центр мировой экономики неуклонно перемещается в Азиатско-Тихоокеанский регион, совсем не нова. Масштабное строительство объектов саммита АЭТС-2012 во Владивостоке – прямое подтверждение интереса российских властей к этому процессу. Причем нашим политикам давно вторят почти все наши бизнесмены, экономисты и аналитики.

Неоднократно и в различных вариантах (через машиностроительный концерн Norinco, энергетический – SGCC и т.п.) пытается наладить поставки алюминия и других металлов в Китай наш «Русал». И делается это с активной помощью правительства РФ, которое охотно и не раз включало Олега Дерипаску в свои официальные делегации.

Еще с 1990-х гг. привыкла к масштабным поставкам российской стали в Китай и наша черная металлургия. На первых этапах – преимущественно недорогой стальной заготовки, но далее – плоского проката, вплоть до высокопередельной (дорогой) х/к и электротехнической стали.

Не прочь воспользоваться этим емким рынком и наши соседи-конкуренты.

Премьер-министр Украины Николай Азаров 17 января 2012 г. сообщил, что «уверен, что украинский металл имеет перспективы для экспорта в связи с тем, что экономика Китая, который является его крупнейшим потребителем, демонстрирует рост».

После предыдущего обзора о состоянии китайской металлургии и стального рынка КНР полезно рассмотреть и наше участие в нем. Естественно, для сбыта продукции российских металлургов. А справедливости ради необходимо оценить и встречный поток китайской стальной продукции на российский рынок.

Десятилетняя тенденция

Ровно десятилетие назад черная металлургия КНР нарастила производство стали на 19,7%, до 181,55 млн т в 2002 г., и вышла на первое место в мире по этому показателю. Тем не менее стальной продукции для мощнейшего процесса индустриализации Китая не хватало. Стальной импорт в КНР с 2001 г. (25,6 млн т, в т.ч. 17,3 млн т проката и 8,4 млн т стальных полуфабрикатов) вновь вырос, на этот раз – на 14%, до 29 млн т, в 2002 г. Причем в этот период хронический дефицит стальных полуфабрикатов на китайском рынке начал сокращаться, однако выросла нехватка плоского стального проката. За 2002 г. его было импортировано в КНР более 18 млн т (в т.ч. холоднокатаного листа – 8 млн. т, горячекатаного рулона и листа с покрытиями – по 5 млн т).

Российские меткомбинаты в тот период активно участвовали в «закрытии» китайских дефицитов. На рубеже 2001–2002 гг. они обеспечивали около 10% стального импорта КНР по тоннажу. Бороться за поставки в Китай нашим металлургам, безусловно, было интересно. В 2001 г. импорт черных металлов и изделий из них в КНР (по 72–73-й группам кодов ТН ВЭД) составлял $1,204 млрд. Но самое характерное то, что в этом году по стоимости стальной импорт в 78 раз превышал китайский экспорт этой продукции. Через год стоимость этого ввоза несколько снизилась – до $1,010 млрд, но все равно превышала экспорт почти в 37 раз. Такое состояние Поднебесной, как стального нетто-импортера, совершенно не устраивало китайские власти. Невзирая на присоединение КНР в ВТО (11 декабря 2001 г.), предусматривающее постепенное снятие таможенных барьеров, страна быстро вступила в стальные войны, характерные для того периода мировой металлургии.

Уже в мае 2002 г. Китай сообщил, что незамедлительно вводит временную (на 9 месяцев) пошлину на импорт стали, в том числе и из России, в размере от 18 до 26% в зависимости от вида металлопродукции. Как сообщил тогда министр внешней торговли и экономического сотрудничества КНР Ши Гуаншэн, «повышение импортных пошлин является реакцией на аналогичный шаг, предпринятый недавно со стороны США». По его словам, цель повышения пошлин – избежать ущерба для китайских предприятий в результате дешевой стали из других стран после принятия аналогичных защитных мер Соединенными Штатами. Ши Гуаншэн подчеркнул, что эти защитные меры соответствуют нормам ВТО и касаются всех стран, которые экспортируют свою сталь в Китай.

Российский МЭРТ (Герман Греф) тогда пообещал, что согласует квоты, в рамках которых импорт российской стали в Китай будет осуществляться на льготных условиях, т.е. без взимания пошлины. Эти квоты на ввоз плоского стального проката, введенные Китаем с 20 ноября 2002 г. по 23 мая 2005 г. (на 2,5 года), оказались далеко не в пользу России. В общей сложности они почти вдвое уступали суммарным квотам для Японии, Южной Кореи и Тайваня. По выгодному импорту г/к листа и рулона они почти в 1,5 раза уступали квоте Украины и т.д. Однако на несколько лет тоннаж ввоза российской стальной продукции в Китай эта мера позволила застабилизировать, а по стоимости – даже нарастить.

К примеру, по итогам 2005 г. суммарный ввоз из России в КНР черных металлов достиг пиковой суммы $1,74 млрд. Причем – значительно, до $632 млн, – импорт х/к листа, до $233 млн (+63%) – электротехнической стали и т.д. Последнее, кстати, быстро встревожило китайских конкурентов НЛМК и «ВИЗ-Сталь». В конце концов (с 2009 г.) они получили от таможни КНР дополнительную «антидемпинговую» пошлину на экспорт этой продукции.

Общая тенденция стального товарооборота с Китаем с 2006 г. получила новый тренд. Экспорт российской стали в Китай начал быстрое падение как по тоннажу, так и по стоимости.

Происходило это на фоне стремительного подъема китайской металлургии: выпуск стали в КНР за этот период вырос по тоннажу втрое. Но отметим другое: еще быстрее выросло видимое потребление стальной продукции, включая полуфабрикаты, на китайском рынке – более чем в 4 раза, с 178,78 млн т в 2001 г. до 847,97 млн т в 2011 г.

В итоге доля российской стальной продукции на китайском рынке за 10 лет упала в десятки раз (с уровня около 1,5% до 0,03% и ниже). А китайский экспорт на внешние рынки к 2012 году, наоборот, вырос по объемам более чем в сотню раз. И, естественно, этот экспорт не оставил без внимания соседний, всего лишь за Амуром, российский стальной рынок.

Взаимовыгодная пограничная торговля?

По любимым сводкам политиков наш товарооборот (якобы характеризующий дружбу стран) c Китаем в полном порядке. В последнее время он рос более чем на треть ежегодно и по итогам 2011 г. достиг рекордной отметки $83,5 млрд. Однако анализ его структуры однозначен: из России в большей степени вывозятся энергоносители и сырье, а ввозится продукция его переработки.

К стальному рынку эта тенденция относится в полной мере. При росте товарооборота стальной продукции (с $1,36 млрд в 2006 г. до $2,25 млрд в 2011 г.) дисбаланс этой торговли стремительно нарастает (рис. 1, 2).

По итогам 2011 г. общий объем стального импорта из КНР (прокат, трубы и метизы) обогнал наш экспорт в 9,7 раза. А по суммарной стоимости – еще сильнее – более чем в 25 раз! Это означает, что за считаные годы ситуация повернулась с ног на голову и конкуренцию китайской стальной продукции, особенно – дорогой, мы быстро и полностью проигрываем. То, что в схожей ситуации оказалась металлургия Европы и США, успокоить наших металлургов не может. Во-первых, американский и европейский рынки защищены многочисленными таможенными пошлинами и прочими ограничениями. Во-вторых, защищены высоким качеством многих видов собственной стальной продукции, где российская металлургия пока отстает.

А теперь рассмотрим подробнее, где образуется этот огромный дисбаланс и для каких видов металлопродукции тенденция особо тревожна.

Посмотрим динамику импорта для 30 основных видов продукции (по группам ТН ВЭД), которые обеспечили в 2011 г. более 99% объемов ввоза из Китая в Россию (табл. 1).

Во-первых, отметим, что в двухлетней динамике прирост импорта в Россию идет по всем 30 рассмотренным позициям без исключения, что фактически означает наступление китайской металлургии по всем фронтам.

Лидер по объемам китайских поставок на российский рынок – это оцинкованный стальной лист (рулон), в том числе окрашенный (с полимерным покрытием). За 2010–2011 гг. его поставки в РФ выросли более чем в 4 раза и стали сопоставимы с внутрироссийским производством. Доля китайского стального рулона с покрытиями на нашем рынке приблизилась к 30% и продолжает увеличиваться. При этом растущие мощности наших меткомбинатов (НЛМК, ЧерМК «Северсталь» и ММК) по данному виду продукции (особенно – по окрашенному листу) оказались загруженными почти наполовину.

Поставки стального проката с полимерным покрытием из КНР по крайне низким ценам давно тревожат наших производителей. К примеру, ущерб от этого импорта в 2011 г. они оценивали в 9,3 млрд руб. По их настойчивым требованиям Минпромторг РФ начал соответствующее антидемпинговое расследование еще в феврале 2011 г. Но к каким-либо выводам ведомство до сих пор не пришло (или не захотело прийти). Вопрос этот перекочевал в рамки Таможенного союза; далее, через год, расследование продлено еще на 3 месяца (до 11 мая 2012 г.).

Тем временем китайский прокат с полимерным покрытием (окрашенный лист, «лакокраска» и т.п.) продолжает завоевывать российский рынок.

Крупнейший в РФ переработчик этой продукции (до 0,7 млн т в год) в 80 млн кв. м метизов строительного назначения (в металлочерепицу, профнастил и т.п.) – ООО «Металл-Профиль» – быстро наращивает использование китайского проката.

Соответствующая динамика импорта основных предприятий этой группы (в Лобне, Екатеринбурге, Новосибирске) приведена на рис. 3.

Схожую тенденцию имеют и другие российские переработчики окрашенного листа, например ПО «Металлист» (Обнинск). И все они единодушно называют одну причину «слабого патриотизма» – лучшее соотношение цены/качества для китайского листа, нежели для российского.

Отметим, что происходит это, невзирая на дополнительные и заметные издержки на его логистику/транспортировку.

Вторую позицию в китайском стальном импорте по тоннажу (более 0,2 млн т в 2011 г.) устойчиво держат поставки в РФ стального крепежа и т.п. метизов.

Огромная номенклатура подобной продукции явно потребует анализа в отдельной статье. А пока отметим, что это продукция высшего передела в металлургии, поэтому поставляется к нам по весьма солидным ценам (около $1500 за т).

На третьем месте – в объемах стального импорта из КНР (более 120 тыс. т в год) – ввоз различных металлоконструкций строительного назначения, начиная от мостов, мачт и ферм и вплоть до окон и дверей. И естественно, еще дороже.

По динамике прироста в последнее время отметим быстрое увеличение импорта в РФ из КНР различной трубной продукции (включая ТБД), нержавеющей стали и изделий из нее, готовой продукции бытового назначения (радиаторов, посуды и т.п.). И вновь отметим, что все это вновь весьма дорогостоящий и выгодный «высокий передел» металлургии.

Чем же удается сейчас ответить нашей металлургии и металлопереработке? А оказывается, уже совсем немногим (табл. 2).

Отметим (по итогам 2011 г.), что в основном наши поставки в Китай идут по весьма низким, почти бросовым ценам. А большая часть экспортируемой стальной продукции из РФ сохраняет стойкую тенденцию дальнейшего снижения объемов.

Поставки бывших бестселлеров на китайском стальном рынке – российской заготовки и нелегированного рулона (листа) – за считаные годы сошли на нет (рис. 4).

Причем это совсем не образное выражение. По данным ГТК РФ, в 2011 г. экспорт стальной продукции по кодам ТН ВЭД 7207,7208, 7209, 7213 в Китай отсутствовал вовсе. Отметим, что этот обвал произошел после годовых объемов поставок порядка 1–2 млн т в 2000–2006 гг.

Произошло это не только по причине плавного сворачивания системы квот на ввоз. Китай создал собственное и избыточное производство этой стальной продукции, причем весьма приличного качества и по сравнительно низким ценам.

Поэтому и появились «первые ласточки» встречного потока плоского стального проката, но уже из Китая в Россию.

Даже ближайшим к КНР меткомбинатам никаких ниш на китайском стальном рынке найти и закрепить не удалось. «Евраз ЗСМК» последние поставки в Китай (около 65 тыс. т) имел в 2010 г., а основной экспорт 2011 г. (более 2 млн т) поставлял на Тайвань.

Кризисный «Амурметалл» последние поставки через Амур (84 тыс. т), по данным таможни, провел еще в 2009 г.

Сам «Амурметалл», однако, назвал Китай среди тройки получателей 79 тыс. т стальной заготовки в III квартале 2011 г.

Таможня этих поставок не увидела. По ее данным, в 2011 г. львиную долю своего импорта (245 тыс. т) завод отправил подальше Китая – уже в Таиланд.

Суммируя все цифры и тенденции, можно сделать вывод, что российская сталь Китаю абсолютно не нужна. Хотя она уверенно сохраняет в Азии свою конкурентоспособность, поскольку в огромных объемах и в широкой номенклатуре поставляется всем странам – китайским соседям, где чаще всего как раз с китайской продукцией и конкурирует.

А теперь вернемся к встречным потокам из КНР и посмотрим на географию поставок и проблемы доставки в Россию.

Перевозки

Иркутская и Новосибирская таможни пока лидируют в качестве оформителей стального импорта из КНР. Однако восток нашей страны уже давно не является основным потребителем китайской металлопродукции (рис. 5).

Почти половина стального импорта 2011 г. в РФ из КНР прошла через Южное и Северо-Западное таможенное управление. Причина – не только в заметном сокращении пограничной торговли. Перевозки стальной продукции морским транспортом уже давно обогнали прочие виды этих поставок.

Причем, в отличие от заметного роста цен ж/д перевозок в РФ, цены морских перевозок (индекс фрахта) с 2008 г. упали в 6–8 раз и не имеют никакой тенденции к росту ввиду избытка судов. Это означает, что географическая «защита» российского стального рынка исчезает. Доставка импорта в любой российский порт обходится уже много дешевле, чем ж/д или авто- перевозка по стране на несколько сотен километров.

С импортной стальной продукцией нашей металлургии придется конкурировать все сильнее. А вопрос обеспечения отечественной отрасли недорогим сырьем, наоборот, становится все острее. Его китайская металлургия готова импортировать все больше.

Причем даже не лом или чугун, а именно российскую железную руду. Вывоз ЖРС из РФ в Китай приблизился к объему $1 млрд в год, обогнал ввоз стальной продукции на порядок, причем имеет устойчивую тенденцию к росту.

Перспективы

Пока Минпромторг РФ второй год думает об антидемпинговых пошлинах на китайский окрашенный лист, на наш рынок двигается наводнение всех видов стальной продукции из КНР без исключения. Причем происходит это при полном и необоснованном закрытии китайского рынка от всех конкурентов. Естественно, включая российскую металлопродукцию.

Весь мир (включая Китай) защищает свою промышленность от слишком вольной конкуренции. При удобном случае он готов своих конкурентов уничтожить, не менее того. Число антидемпинговых мер по всему миру наиболее велико (более 100) именно на стальном рынке. И чаще всего – именно против китайской стальной продукции.

Последняя из подобных мер датируется началом марта 2012 г. На 5 лет антидемпинговую пошлину на китайские обсадные и насосно-компрессорные стальные трубы для нефтегазового сектора ввела Колумбия.

Предпоследняя мера введена в январе 2012 г. Евросоюзом. Он возобновил на 5 лет ввозные пошлины на импорт стальных канатов и тросов. Причем рекордная и запретительная ставка введена также на продукцию из Китая – 60,4%.

Одна из причин этой дискриминации – крайне жесткая стратегия развития Китая в последние десятилетия. Он сделал ставку на рост своей экономики любой ценой, по принципу «не важно, какая кошка будет ловить мышей». Но путь страны в мировые лидеры идет не за счет внутреннего рынка сбыта, а также любой ценой. Часто – за счет целых стран и континентов…

Китай явно отложил политику до лучших времен и пока ищет одни лишь экономические выгоды. А Россия, наоборот, активно играет в политику, причем делает ставку на некоторую дружбу, союз и особые отношения с Китаем. Хотя и явно побаивается все более могучего соседа.

Но что это за дружба, которая обходится нам все дороже?

Регистрация
Российский индекс цен
Индекс цен
Биржевые цены на сталь
Биржевые цены на сталь
Свежий номер